Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Персона Негромкий подвиг Сары Ашурбейли
Вся ее жизнь — образец и пример того, каким должен быть настоящий ученый и гражданин

История, наверное, единственная наука, которая нередко пребывает под прессом идеологического воздействия тех или иных политических сил, иначе бы ее не переписывали каждый раз по-новому. И надо иметь твердый характер, особую стойкость, чтобы, будучи ученым, сохранять верность исторической правде. Заслуженный деятель науки Азербайджана, лауреат государственных премий Азербайджана и имени А.Бакиханова, кавалер орденов «Дружба народов» и «Слава», первая азербайджанка — доктор исторических наук, Сара ханым Ашурбейли всей своей жизнью доказала, что даже в экстремальных условиях можно оставаться и Ученым, и Человеком с большой буквы, а, по сути, — совершать настоящий, пусть и негромкий, подвиг.
…Это случилось во время отъезда семьи известного нефтепромышленника и мецената Балабека Ашурбекова в Турцию (кстати, помог Нариман Нариманов, который был их родственником) в 1920 году, вскоре после падения АДР. Вначале поездом добрались до Тифлиса, затем в Батум, а оттуда на пароходе в Трапезунд, где по пути и застал шторм. Вот как Сара ханым рассказала об этом происшествии родственникам — Рамизу и Евгении Ашурли.
«…Откуда-то налетел ураганный ветер, небо почернело, волны поднялись огромные, высотой с дом. Старенькое суденышко трещало по всем швам и, казалось, вот-вот развалится и нас поглотит пучина. Я страшно испугалась. Мне казалось, что мы все сейчас погибнем, и тогда я подняла руки к небу и взмолилась: «О великий Аллах! Не дай нам погибнуть! Сделай так, чтобы эта буря прекратилась!». И вы представляете себе — тут же, сразу ветер стих, как будто и не бушевал только что. Море потихоньку успокоилось, и мы благополучно добрались до Трапезунда».
Об этом эпизоде, вернее о личном обращении к Создателю, Сара ханым на протяжении всей жизни никому не рассказывала и лишь незадолго до кончины призналась родственникам, что после того явленного ей чуда она стала верующим человеком. Но могла ли она тогда хотя бы на миг предположить, что это происшествие еще и своеобразный символ, прообраз будущей ее жизни, и что корабль ее судьбы еще не раз будет крениться под житейскими штормами.
В колледже святой Жанны д’Арк
Как вспоминала Сара ханым, лучшие годы ее жизни — стамбульские. Жизнь текла спокойно, размеренно и, главное, как она вспоминала, никому ни до кого не было дела: «Никто не интересовался тем, кто мы такие, зачем приехали и почему, как живем и на что. Люди относились к нам спокойно и доброжелательно».
В Турции отец отдал Сару поначалу в турецкий лицей. В первый же день учитель дал ей в руки Коран и сказал: «Читай!». «А я тогда не знала арабского, только русский, французский и немецкий, кроме своего родного, разумеется. Я не смогла прочитать ни строчки, и учитель поставил мне двойку. А другие ученицы, все как одна в черных шифоновых платках, стали укоризненно покачивать головами: «Ай-яй-яй! Как можно не уметь читать Коран?». Я, естественно, расплакалась и пришла домой в слезах. Когда же отец спросил меня, что случилось, я сказала ему, что больше не пойду в эту школу. «Но что же делать? Русской гимназии здесь нет, а образование получить надо!». Сара к тому времени уже знала, что в Стамбуле есть французский колледж святой Жанны д’Арк — одно из лучших заведений, и стала просить отца, чтобы он отдал ее туда. Он согласился не без колебаний. И не потому, что плата за обучение в этом престижном колледже была очень высокой, — будучи сам человеком образованным и высоко ценившим в людях образованность и широту кругозора (равно как и трудолюбие), он, как свидетельствовала дочь, никогда не жалел денег на образование детей. Его смущало другое, как объясняла Сара ханым, — колледж находился под патронатом одного из католических монашеских орденов, и он, правоверный мусульманин, опасался, как бы дочь не стала вероотступницей. «Но мне так хотелось учиться, так хотелось получить европейское образование, что отец уступил (правда, после того, как получил заверения от руководства колледжа, что духовные дисциплины не являются обязательными для иноверцев и что я могу их не посещать). Впрочем, на ежедневных молитвах я присутствовала и, даже не произнося их сама, через некоторое время знала их все наизусть, а многие помню и по сей день», — вспоминала Сара ханым.
В колледже она еще более усовершенствовала знание французского языка, а знание немецкого — у нее гувернантка была обрусевшая немка — во время поездок на курорты Германии и Австрии, где ее мать, Исмет ханым, лечилась от астмы. Кстати, колледж окончила с отличием.
Высокая работоспособность, трудолюбие перешли к Саре ханым от отца Балабека Ашурбекова. Как она рассказывала, отец был одним из немногих Ашурбековых, кто не сдавал свои участки Нобелю, Ротшильду или кому-либо еще, а занимался нефтяным делом сам, целыми днями пропадая на промыслах, в банке, с компаньонами.
От деда Теймурбека Ашурбекова ей в наследство достались отличавший ее проницательный взгляд, доброжелательность. Возможно, и за глубокую веру деда (он завещал похоронить себя в Кербеле, где над его могилой супруга Туту ханым успела построить небольшой мавзолей), щедрость и доброту (когда на его землях забил нефтяной фонтан, он раздал все свои стада односельчанам, считая, что Аллах послал ему богатство, чтобы он помог неимущим, жертвовал на строительство больницы и школы в Сабунчи, ремонт и реставрацию мечетей) Бог хранил его внучку, когда после возвращения на родину она попала в горнило несчастий, различных испытаний.
Роковое решение
Семья Ашурбековых в Баку вернулась в 1925 году. Бдительность главы семьи усыпили письма из Баку его брата Алибека, тяжело переживавшего одиночество. Он писал, что жизнь в городе нормализовалась, обстановка спокойная, совсем не то, что в 1920-м, когда его, человека, совершенно далекого от политики, арестовали по обвинению в антисоветском заговоре. Он тогда почти целый год провел в камере смертников. Его спасла тифлисская бабушка Сары ханым, которая приходилась Нариману Нариманову двоюродной сестрой. Однако и ему это было сделать весьма непросто: Алибека после ареста увезли в Москву и там, приняв за одного из гочи, приговорили к расстрелу. Лишь через год он вышел на свободу больным человеком. И вот по прошествии нескольких лет ему показалось, что все опасности уже позади, в прошлом. Видимо, эти письма сыграли свою роль в том, чтобы Балабек Ашурбейли, жалея жену, которая тосковала по Баку, да и брата, принял решение вернуться на родину. Оно оказалось роковым и через несколько лет обернулось для семьи трагедией.
Все попытки главы семейства устроиться в Баку на работу успехом не увенчались, а в 1935 году он был арестован и сослан в Карагандинский лагерь (Карлаг). Обвинение — «нефтепромышленник и фабрикант». В 1937 году Балабек Ашурбеков был расстрелян по постановлению «тройки» при УНКВД Карагандинской области.
Его сын Решад, окончивший элитное учебное заведение Стамбула «Галатасарай», после возвращения завершивший в Баку среднее образование, затем получивший высшее медицинское (пошел по стопам дяди) через четыре года, когда началась война, был призван в армию и направлен на фронт военврачом. Воевал в составе 133-го кавалерийского полка 30-й кавдивизии. Погиб в бою 7 октября 1944 года в Венгрии. Его смерть стала для семьи, и в частности Сары ханым, не оправившейся после гибели отца, страшным ударом.
Исмет ханым Ашурбекова умерла в марте 1954 года. Дочери, боясь за ее здоровье, так и не сказали ей о гибели сына, и Исмет ханым до конца жила надеждой на его возвращение.
В 30-е годы был арестован и сослан первый муж Сары ханым. Счастье, что еще до наступления черной полосы в жизни семьи она успела закончить историко-филологическое отделение восточного факультета Азербайджанского государственного университета, но около двадцати лет ей, как дочери «врага народа», не давали возможности работать по избранной специальности. Органы госбезопасности не только происхождение, но и знание трех европейских (английский, французский, немецкий) и трех восточных (арабский, персидский, турецкий) языков преследовали Сару ханым «по подозрению в шпионаже в пользу государств — носителей этих языков», рассказывал академик Зия Буниятов. Пять раз ее увольняли отовсюду, где она устраивалась. Лишь когда до войны в Азербайджанском государственном пединституте открыли факультет иностранных языков, а педагогов не хватало, Сару ханым допустили к преподаванию французского и английского языков в бакинских вузах, в частности в консерватории.
От природы одаренная еще и ярким талантом живописца, Сара ханым поступила и в художественное училище имени А.Азимзаде и окончила его в 1941 году. Это позволило ей в годы войны устроиться на работу в Азгосдрамтеатр на должность художника. Случалось, она зарабатывала какие-то средства и от продажи своих рисунков. Ее работы экспонировались на многих выставках — уверена, если бы Сара ханым выбрала стезю живописца, то достигла бы таких же успехов, как и в основной своей профессии.
Зия Буниятов вспоминал, что работала она на четверть ставки — и то благодаря тогдашнему ректору консерватории Джовдету Гаджиеву, который не побоялся взять ее хотя бы на мизерную зарплату. Были и другие благородные люди, которые, помня то добро, которое сделал им Балабек Ашурбеков, помогали Саре Ашурбейли. Так, в первый раз она восстановилась на работе при содействии стипендиата отца Рухуллы Ахундова (кстати, и первый президент Академии наук Азербайджана М.А.Мир-Касимов тоже был стипендиатом Б.Ашурбекова).
В 1956 году Самед Вургун, тогда вице-президент Академии наук, лично назначил Сару ханым завотделом средних веков Музея истории, где она проработала до 1958 года и вернулась в начале 60-х, затем перешла в Институт археологии. В 1964 году вышла первая ее книга «Очерки истории средневекового Баку», спустя год, в Тбилиси, она защитила докторскую (кандидатская была защищена в 1949 году в Ленинграде).
Источник на все времена
Ученый-историк Октай Эфендиев, проработавший с Сарой ханым около двадцати лет, вспоминает, что она всегда бралась за разработку таких проблем, которые многим казались невыполнимыми. К их числу относилась и история средневекового Баку, настолько скудно и отрывочно затронутая средневековыми источниками, что казалось — материала едва ли хватит на пару статей. «Благодаря своему редкому дару скрупулезного и неутомимого исследователя, — говорит он, — Саре ханым удалось создать капитальный труд по истории города, в котором по крупицам собраны и систематизированы сведения различных зарубежных источников по истории Баку в сочетании с данными археологии, нумизматики, эпиграфики и других наук. Зная исключительную добросовестность Сары ханым, я с уверенностью могу сказать, что любому другому в этой области делать уже нечего».
То же самое можно сказать и о другом научном труде Сары ханым — «Государство Ширваншахов». Загадочные Ширваншахи, царствовавшие на севере Азербайджана почти тысячу лет, привлекали внимание исследователей еще с середины XIX века. Казалось, что в этой области уже мало что еще можно сделать. Но Сара ханым, верная себе, взялась почти за невозможное. Она поставила перед собой глобальную задачу — дать монографическое изложение истории Ширванского государства с момента его зарождения (VI в.) и до самого упадка (ХVI в.). Этот колоссальный труд, в котором обобщены достижения предшествующих исследователей и привлечен свежий источниковый, археологический и иной материал, явился новым ценным вкладом Сары ханым в изучение отечественной истории.
Он вышел в 1983 году, а три года спустя Сара Ашурбейли была удостоена звания лауреата Государственной премии Азербайджана. Это со стороны все так просто выглядит, но мало кто знает, какую зависть в среде некоторых ученых вызывала неутомимая и успешная деятельность Сары ханым, какие палки ей в колеса вставляли, как унижали, зная «слабые позиции» ее биографии и будучи уверены в своей безнаказанности. Сама Сара ханым скупо рассказывает об этом в малоизвестном интервью в университетской газете. «Меня не раз снимали с работы, я часто сталкивалась с непонимающими и враждебно настроенными людьми», — говорила она, не упоминая о подробностях. Между тем, когда «Государство Ширваншахов» было завершено, некоторые из коллег устроили ей настоящую травлю.
Вот что рассказывает известный историк Фарида Мамедова:
«Наученная горьким опытом своих публикаций, она и в данном случае попыталась защитить свою работу от историков-непрофессионалов в ее области исследований, не дать им возможности издать свой научный труд от чужого имени. Поэтому, когда монография, посвященная государству Ширваншахов, была отпечатана, Сара ханым заявила, что члены ученого совета могут ознакомиться с ней только в ее присутствии. Была создана особая комиссия, которая в течение трех дней в присутствии Сары ханым изучила ее и доложила на ученом совете. «После этого дирекция устроила над Сарой ханым судилище, — вспоминает Фарида Мамедова. — Подсчитав ее месячную зарплату, умножив на 12 месяцев, затем на количество лет, потраченных на исследование монографии, дирекция на специальном ученом совете объявила Ашурбейли, усадив ее в центре кабинета, что она, Сара ханым, обманула государство, «съела» большую сумму денег, не оправдав их. В момент, когда обсуждались формы наказания, на ученый совет явился Теймур Буньятов. Увидев происходящее, он с возмущением пристыдил всех. «Уже одного такого ее труда, как «История города Баку», достаточно, чтобы вы ее не трогали, оставили в покое, — гневно говорил он. — Знания ею нескольких иностранных языков достаточно, чтобы вы ей оказывали большое уважение». Он единственный из всех встал на ее защиту. Его вмешательство положило конец этому глумлению. Но сердце Сары ханым не выдержало, ей стало настолько плохо, что пришлось вызывать «скорую помощь», она долго не выходила на работу». Оказывается, по свидетельству родственников, у нее случился парез, отнялась речь.
Сам Теймур Буньятов, будучи интеллигентным, скромным человеком, особой своей заслуги не видит. «Просто у нас обоих были очень сложные и трудные жизни, — сказал он. — Оба были из семей «врагов народа», ведь и моего отца тоже расстреляли в 1937 году. Я не мог допустить, чтобы в моем присутствии кто-то плохо о ней отозвался. А она действительно перенесла немало унижений. Саре ханым могли порой на каком-либо собрании сказать: «Вы не имеете права говорить, вы не партийный человек». Сара ханым была человеком редкой душевной чистоты, трудолюбивая, справедливая, честная. Это благодаря ей впервые по первоисточникам исследована история Баку — нашего родного города.
Кстати, о зарубежных первоисточниках: многие из них переведены благодаря Саре ханым, ее великолепному знанию языков и ныне хранятся в архиве нашего института.
Долгие годы Сара ханым работала над историей Ширвана с древнейших времен. Она убедительно доказала, что начиная от Дербента до Аракса — это все издревле азербайджанские территории. Ценность ее трудов по истории Ширвана и Баку в том, что впервые она воедино собрала все источники, сравнительный материал и дала обобщающую полную историю без ложного патриотизма, объективно, честно. Таких историков, как Сара Ашурбейли, — по пальцам пересчитать. Сара ханым многое в нашей истории исследовала впервые, ее труды — это фундаментальные источники на все времена».
Прощание Марии Стюарт с Парижем
И действительно, именно Сара Ашурбейли впервые открыла, в частности, неизвестные факты пребывания в Азербайджане Степана Разина, которые не укладываются в принятую в советское время официальную версию. Чуждая проявлениям псевдопатриотизма, она пошла против общепринятой точки зрения и в вопросе о личности и деятельности шаха Исмаила Хатаи…
Достигать высоких результатов в своей непростой работе ей помогала особая скрупулезность: крупицы исторической истины она искала так, как золотоискатель вымывает золото из горных пород. Вот, например, что рассказала мне в дни подготовки статьи известный историк Фарида Мамедова об этом качестве Сары ханым:
«Однажды мы с Сарой ханым поехали в командировку в Ереван, в их рукописный фонд Матенадаран. Я изучала древнеармянские рукописи, многие из которых мне не выдавали, говоря, что они находятся в процессе обработки. А Сара ханым читала краткую редакцию «Армянской географии VII в.», изданную на французском языке ориенталистом Сукри. В те времена армянский рукописный фонд регулярно получал как сами зарубежные издания, так и ежедневную сводку о них, что считалось прерогативой Москвы и Ленинграда. Наш рабочий день начинался в 9 часов утра. К трем часам, уставшая от чтения древнеармянских рукописей, я попросила Сару ханым сделать перерыв. К моему удивлению и удивлению всех работников фонда, она наотрез отказалась даже выпить чашку кофе, объясняя, что ей ничего не надо, что у нее Сукри, подкрепляющий ее данные и гипотезы. На нее было диво смотреть — разгоряченная, с блестящими глазами, даже похорошевшая от творческого прозрения. Так она (да и я была вынуждена) проработала до шести часов вечера без отдыха. А вечером, выйдя из Матенадарана, она предложила еще и прогуляться по вечернему городу. Так я стала свидетелем ее увлеченности, влюбленности в работу, ее высокой работоспособности.
Кстати, именно во французском переводе «Армянской географии VII в.», сделанном Сукри, Сарой ханым были выявлены данные об области Багаван, на территории которой Сара ханым помещает, локализует Девичью башню.
Сара ханым была истинной патриоткой. Стоит вспомнить эпизод, свидетелем которого я была. Во время круиза, когда она была в Париже, руководитель советской делегации предложил ей держать ответную речь на поздравления мэра Парижа во время приема.
Сара ханым наряду с речью прочла наизусть на французском языке «Прощание Марии Стюарт с Парижем», когда та отплывала в Шотландию. Французы были потрясены не только ее прекрасным владением языком, но больше всего знанием этого стиха, ибо его изучали лишь в элитных колледжах Парижа. На вопрос парижского мэра, откуда ей это известно, где она получила образование, Сара ханым ответила, что она окончила Азербайджанский государственный университет, а на самом деле она знала это стихотворение из стамбульского пансиона Жанны д’Арк, где обучалась. По-моему, эти два штриха к портрету Сары ханым рассказали о многом.
Что же касается ценнейшего научного наследия Сары ханым, то я хочу сказать несколько слов о ее монументальном труде — «Истории государства Ширваншахов», где она, перепахав огромное количество источников, сумела выявить и воссоздать все аспекты тысячелетнего государства Ширваншахов на территории исторического Азербайджана. Она воссоздала генеалогическую таблицу ее правителей, всю структуру государственной власти, внутреннюю и внешнюю политику его. Она сумела показать, как в трудных внешнеполитических условиях правители — Ширваншахи сумели благодаря мудрой политике и преданности своему народу сохранить территориальную целостность государства».
«Мемуары писать не буду»
К 90-летию со дня рождения Сара ханым Ашурбейли указом президента Гейдара Алиева была награждена орденом «Слава». В дни ее чествования незабвенный академик Зия Буниятов особо подчеркнул ценность многих ее статей по истории, культуре, искусству и этногенезу различных народов Востока, поблагодарив Аллаха за то, что Сара ханым пережила своих гонителей. Сбылась и ее мечта — благодаря ее племяннику Игорю Ашурбейли впервые на азербайджанском языке в роскошном оформлении были изданы две ее книги «Государство Ширваншахов» и «История города Баку».
— Я как-то спросила Сару ханым, как ей удалось остаться доброй, веселой, нераздражительной, ведь ей пришлось пережить столько лишений, — рассказывает Евгения Ашурли, — она мне ответила: «Когда случалось что-то плохое, я особенно не волновалась, знала, что все закончится хорошо, ведь я никому ничего плохого не делала и Бог всегда со мной, он помогает». Гейдар Алиев при вручении Саре ханым ордена «Слава» посоветовал ей написать мемуары о своей неординарной судьбе. Он прямо сказал: «Сара ханым, Вы прожили такую интересную жизнь! Мы ждем Ваших мемуаров!».
— Как-то, через несколько месяцев после юбилея, поинтересовался у нее, как идет работа над мемуарами, — говорит Рамиз Ашурли. — Она посмотрела на меня без улыбки, что с ней случалось не часто, каким-то не то что бы печальным, а очень серьезным взглядом и сказала:
— Вы знаете, я, наверное, не буду ничего писать. У меня была очень тяжелая жизнь. Я теряла близких мне людей, я столько раз сталкивалась с людской черствостью, порой жестокостью, а бывало, и с предательством. И когда я начинаю вспоминать все это, у меня портится настроение, я начинаю заново все переживать, нервничать, у меня поднимается давление… Нет, не буду я ничего писать. Не могу!
Жизнь Сары ханым Ашурбейли — это жизнь человека, сумевшего одержать победу над жизненным обстоятельствами, кознями завистливых людей и при этом не только сохранившего свое человеческое достоинство, но и явившего образец и пример того, каким должен быть настоящий человек и ученый.

Франгиз ХАНДЖАНБЕКОВА
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 07.03.09 | Просмотров : 3839

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Май.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
 
Новости партнеров

КНДР заявила об успешном испытании баллистической ракеты

Камера сняла гибель пожилого мужчины во время урагана в Москве

Qanunsuz abort ed

На Аляске произошло землетрясение

Bel

Ураган в Москве: 11 погибших и 150 пострадавших

Мощный взрыв в Багдаде, есть жертвы

Азербайджан и Словакия расширят сотрудничество в сфере экономики

Курс маната на сегодня

BMW представила предвестника купе 8-й серии

"Картинная галерея" Day.Az: Пейзажи сельской Шотландии

Минимализм во всей красе: 13 фотографий, в которых нет ничего лишнего

Как бы выглядела современная мода в далеком прошлом

Гороскоп на вторник: Тельцу будет сложно общаться с людьми, а Раку следует быть аккуратнее с деньгами

Трагедия в британском зоопарке, тигр загрыз женщину

24 ya

Режим Саргсяна выдавливает население из Армении

Натиг Расулзаде: Когда ты чувствуешь себя нужным своей стране, тебе легче творить и создавать

Карабахский клан позарился на деньги олигархов. Саргсян будет грабить

Уроки ведения Instagram от мексиканских наркодилеров

Самые яркие участники и ведущие "Дома 2": тогда и сейчас

Президент Ильхам Алиев позвонил Хасану Роухани

Alim Qas

Макрон призвал не допустить распада Сирии

Покупаем в городе: 6 подсказок, которые помогут тебе определить подделку

 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com