Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
История Страна огней

В борьбе за свободу и независимость


Георгий МАМУЛИЯ,
Рамиз АБУТАЛЫБОВ

(Продолжение. Начало в №106)


Центр азербайджанского сопротивления

Выбор столицы Грузии в качестве центра азербайджанского антибольшевистского сопротивления был логичен. Именно в Тифлисе находились иностранные миссии государств Антанты, ареал действия которых распространялся на весь Кавказ, что давало возможность руководителям азербайджанских повстанцев держать руководителей дипломатических миссий Англии, Франции, Италии и США в курсе событий, происходящих на оккупированных большевиками территориях. Так как в то время политика стран Антанты в отношении большевиков еще не была определена, это обстоятельство позволяло надеяться на получение от западных стран помощи как дипломатическими демаршами, так и оружием, снаряжением и финансами.
В 1918-1920 гг. правительство независимой Грузии также пыталось по мере возможностей способствовать региональному сотрудничеству кавказских республик. Еще до большевистской оккупации Северного Кавказа и Азербайджана в Тифлисе имели место кавказские конференции, где обсуждались вопросы регионального сотрудничества Грузии, Армении, Азербайджана и Северного Кавказа. В мае-июне 1919 года на них, в основном, обсуждались политические вопросы. В частности вопросы выработки общей позиции государств Кавказа в связи с вооруженной агрессией против северокавказской республики добровольческой армии генерала А.Деникина. Накануне вторжения большевиков в Азербайджан, в апреле 1920 г., в Тифлисе должна была состояться Кавказская конференция по вопросу принадлежности Нагорного Карабаха. Понимая, что урегулирование этой проблемы являлось для государств Кавказа крайне важным вопросом, напрямую связанным с обеспечением единства, столь необходимого для предотвращения имперских манипуляций со стороны красной России, правительство Грузии пыталось максимально способствовать ее проведению.
Деятельности азербайджанских активистов в Грузии способствовали и внешнеполитические обстоятельства. Захватив безо всякого сопротивления Баку в конце апреля, большевики решили без передышки продолжить наступление и на Грузию. Уже 1 мая красные части вступили в вооруженный конфликт с грузинскими вооруженными силами в приграничных районах Садахло-Сандари, стремясь с помощью бронепоездов развить наступление на Тифлис. Несмотря на то, что 7 мая в Москве был заключен российско-грузинский договор, согласно которому Москва признавала независимость Грузии, боевые действия продолжались до 18 мая. С целью оказания давления на Тифлис в Москве ссылались на «локальный характер» конфликта, к которому, якобы, сам Кремль не имел никакого отношения.
Тифлис обладал выгодным расположением для азербайджанцев и в географическом плане. Отсюда легко было установить и поддерживать связь с Гянджой, вторым после Баку городом Азербайджана, являвшимся, по сравнению с более космополитичным в то время Баку, традиционным центром азербайджанского национального движения.
Вечером 27 апреля 1920 г. в Баку был учрежден подпольный центр партии «Мусават», при котором действовали политическая комиссия и военный отдел. Последняя структура имела своей целью организацию и руководство вооруженными антибольшевистскими выступлениями на всей территории Азербайджана, а также координацию действий различных повстанческих отрядов.
В первый же месяц после оккупации Баку большевиками под руководством активистов партии «Мусават» на территории Азербайджана началось формирование комитетов освобождения, руководивших созданными по территориальному принципу повстанческими ячейками. Этот процесс особенно усилился в конце мая 1920 г. после гянджинского (елисаветпольского) антибольшевистского восстания азербайджанского народа, положившего конец каким-либо иллюзиям относительно подлинной природы красной оккупационной власти.
В мае-июне в Тифлис начинают пребывать видные руководители азербайджанского антибольшевистского сопротивления, часть которых, судя по всему, имеющая отношение к гянджинскому восстанию, была вынуждена покинуть территорию Азербайджана для дальнейшего продолжения борьбы. Таковым был Фатали Хан Хойский, бывший премьер-министр и министр иностранных дел Азербайджана — один из столпов независимости Страны огней в 1918-1920 гг. В это же время в Тифлисе появляется и Гасан бек Агаев, бывший заместитель председателя парламента Азербайджана, являвшийся также представителем республики на Кавказской конференции 1920 г.
Наряду с этим в столицу Грузии пребывают и видные руководители партии «Мусават», занимавшие ответственные посты в правительстве независимого Азербайджана. Это Халил бек Хасмамедов, бывший министр юстиции, Мустафа Векилов, бывший министр внутренних дел, Фарис Векилов, азербайджанский посол в независимой Грузии, а также Шафи бек Рустамбеков, занимавший разные должности в правительстве Азербайджана. Находились в Тифлисе и отдельные депутаты азербайджанского парламента. Вплоть до февраля 1921 г., когда красная армия вторглась и в Грузию, упомянутые персоны действовали солидарно, исполняя, в определенной степени, функции правительства Азербайджана в изгнании.

Восстание в Гяндже

Менее месяца спустя после вторжения красной армии в Баку, 22 мая 1920 г., в Гяндже вспыхнуло крупное восстание войск местного гарнизона под командованием генералов бывшей азербайджанской армии. Восставшим аскерам и крестьянам удалось атаковать и разоружить штаб и 2 000 человек из состава дислоцированных в Гяндже советских частей, прервав на несколько дней железнодорожное сообщение между Агстафой и Баку. Понесшим тяжелые потери в боях с повстанцами большевикам удалось подавить восстание лишь 31 мая после применения тяжелой артиллерии.
Еще до начала восстания, 16 мая, командирами повстанцев были посланы в Тифлис два грузинских офицера, тайно находящихся в Гяндже. Их целью являлась координация деятельности повстанцев с действиями грузинской армии, ведущей в то время боевые действия против большевиков в районе Красный мост — Садахло.
Принимая во внимание сложившуюся оперативную обстановку, главнокомандующий вооруженными силами Грузии генерал Георгий Квинитадзе планировал перейти в наступление с целью изгнания большевиков со всего Закавказья. По имеющимся у него данным, количество большевистских войск в Азербайджане (всего 3-4 дивизий) было недостаточно для удержания страны, а неблагоприятно развивающиеся на Польском фронте события так же, как и слабость транспортных коммуникаций Советов, исключали быструю переброску войск из России в Закавказье. Наряду с этим при успешном наступлении на Баку можно было рассчитывать и на восстание горцев в соседнем Дагестане. Как впоследствии вспоминал сам Квинитадзе, эти данные он получал как по линии грузинской разведки, так и «от членов бывшего правительства Азербайджана, также бежавших от большевиков».
Эти планы, однако, не были реализованы по причине решения правительства Грузии, допустившего такую же ошибку, как и всего месяц назад их азербайджанские коллеги. Надеясь на основе компромисса с большевиками сохранить независимость страны, в Тифлисе предпочли честно выполнять условия договора 7 мая.
18 мая Квинитадзе, уже заканчивавший боевые приготовления для генерального наступления в сторону Баку, неожиданно получил приказ прекратить боевые действия и отвести войска на исходные позиции. Несмотря на отчаянные попытки Квинитадзе убедить председателя правительства Грузии Н.Жордания не идти на договор с большевиками, последний настоял на прекращении боевых действий.
Размышляя впоследствии об этих событиях, Квинитадзе писал, что как личного состава грузинской армии, так и боеприпасов «было достаточно для того, чтобы изгнать большевиков из Закавказья; я был уверен, что население Азербайджана, ожидавшее лишь толчка, поднялось бы. Это мое мнение было доказано потом восстанием Елисаветполя…».
Правильность оценки ситуации, данной генералом Квинитадзе, подтверждается и известными на сегодняшний день архивными источниками. В частности, о том, насколько критической была ситуация для большевиков в это время в Азербайджане, свидетельствует и секретный циркуляр, изданный командованием 11-й армии 26 мая 1920 года, в самый разгар гянджинского восстания. В случае, если восстания в районах Азербайджана приобретут массовый характер, документ предписывал красноармейцам отходить в сторону Баку, который при любых обстоятельствах «не будет оставлен» и откуда планировалось при первой же возможности вновь оккупировать весь Азербайджан.
К несчастью для повстанцев, они узнали о заключении перемирия между Грузией и большевиками лишь после начала восстания, в ночь с 28 на 29 мая.

(Продолжение следует)
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 20.06.14 | Просмотров : 1267

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Июн.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  
 
Новости партнеров

Умилительные фотографии собак, победившие на фотоконкурсе Dog Photographer of the Year 2017

Мощнейший пожар в Португалии: на что способен удар молнии по дереву

G

Гороскоп на пятницу: Водолей одержит победу над кем-то, Телец может неожиданно получить прибыль

Hac

ЕС: Статус-кво в карабахском конфликте неустойчив

Rusiyaya t

G

Азербайджанские дзюдоисты завершили сборы в Японии

U

Bu g

Саргсян оболгал "дружбу" с Россией

Uzun m

Bu

Reanimasiyaya d

Мамедъяров вышел на третье место в Париже


X

Сахиб Алиев: Армения увиливает от переговоров с Азербайджаном

Евгений Михайлов: Еревану не удастся заселить сирийскими армянами азербайджанский Карабах

Ehtiyat hiss

ВС Турции нанесли удары по объектам РПК на севере Ирака

Состоялся совместный рабочий обед Артура Раси-заде и Игоря Додона

В аэропорту Нью-Йорка задержали мужчину по подозрению в связях с "ИГ"

Айдын Мирзазаде: Армения нарывается на повторение апрельских событий

 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com