Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Персона Правила Гудси

Сегодня исполняется 220 лет со дня рождения выдающегося историка, филолога, поэта
и философа Аббасгулу Ага Бакиханова


Он был сыном последнего хана бакинского и первым просветителем азербайджанского народа. К его творчеству вновь и вновь возвращаются историки, литераторы и философы. С именем Аббасгулу Ага Бакиханова, известного также под псевдонимом Гудси, связан целый этап в истории науки и культуры Азербайджана. Ведь именно наследие Бакиханова сыграло большую роль в подготовке умов передовых людей Азербайджана к восприятию европейского просвещения. Сегодня, 21 июня, исполняется 220 лет со дня рождения выдающегося историка, филолога, поэта и философа Аббасгулу Ага Бакиханова, память о котором навсегда останется в истории духовной культуры азербайджанского народа.

Из рода бакинских ханов

«Я родился в деревне Амирхаджан Бакинского ханства, — писал в своей автобиографии Бакиханов. — Хотя с семилетнего возраста я стал учиться, но в продолжение десяти лет по причине беспрестанных тревог и войн я ничего не приобрел, кроме знания персидского языка. Когда прекратились политические смуты и семейство наше удалилось в Кубу, я в продолжение 10 лет посвятил себя изучению арабского языка и разным наукам».
Аббасгулу Ага Бакиханов происходил из рода бакинских ханов, сыгравших большую роль в политической истории Азербайджана XVIII века. Отец Бакиханова Мирза-Мухаммед-хан II около девяти лет был наследным бакинским правителем, а его матерью была принявшая ислам грузинка София Баграм-бек.
Лишившись ханства в междоусобной борьбе, Мирза-Мухаммед-хан II и его братья перешли на сторону России, покорявшей в это время одно за другим азербайджанские ханства. Сам Мирза-Мухаммед-хан II оказал России важные услуги при покорении Бакинского и Кубинского ханств, за что генерал А.П.Ермолов наградил его в 1824 году семью деревнями в Кубинской провинции. Все шесть сыновей Мирза-Мухаммед-хана II служили в русской армии, принимали активное участие в войнах России с Персией, Турцией, а также кавказскими горцами. Некоторые из Бакихановых достигли высших офицерских чинов.
Семья хана была верующей и придерживалась персидских культурных традиций. До 20 лет Бакиханов учился у бакинских и кубинских улемов богословию, персидскому и арабскому языкам, литературе мусульманского Востока и рано стал популярен как ученый и поэт. Это были времена, когда русские военные власти на Кавказе нуждались в профессиональных переводчиках восточных языков. Генерал Ермолов, разъезжавший по селам и городам Азербайджана, с большой симпатией отнесся к молодому Бакиханову, поэту, снискавшему высокий авторитет в народе. Вызвав Бакиханова в Тифлис, генерал предложил ему поступить на службу в главную канцелярию наместника. Вскоре состоялось его боевое крещение и на дипломатическом поприще. По указу Ермолова Бакиханов участвует в работе демаркационной комиссии по разграничению границы с Персией, установленной Гюлистанским договором. Наместник стал поручать молодому прапорщику и более сложные задания.
«10 февраля 1828 года в Туркманчае возобновились мирные переговоры между Паскевичем и Аббас-Мирзой. С российской стороны под главным руководством генерала Паскевича находился известный восточной ученостью своею майор Аббас-Кули-ага», — свидетельствует архивный документ. 22 февраля Туркманчайский договор был подписан, что означало завершение процесса присоединения Закавказья к России.
Бакиханов заслужил репутацию опытного офицера, крупного знатока восточных языков, дослужился до чина полковника русской армии, стал кавалером ряда русских, персидских и турецких орденов и медалей. Долголетняя служба драгомана, основательное изучение арабской и персидской филологии, общение с образованными русскими офицерами пробудили у Бакиханова глубокий интерес к научно-педагогической работе.
Будучи к тому же недовольным системой правления барона Г.В.Розена, Бакиханов решил уйти с военной службы и предложить свои услуги министерству иностранных дел. Чтобы испросить помощи у генерала И.Ф.Паскевича, Бакиханов осенью 1833 года отправился к нему в Варшаву. Пробыв здесь около
7 месяцев, он переехал в Петербург. Эту поездку Бакиханов считал путешествием, давшим ему возможность ближе «ознакомиться с европейской образованностью». В Санкт-Петербурге ему предложили работу с постоянным жительством, однако Бакиханов отказался, ссылаясь на здоровье и расстроенное хозяйство, и просил о том, чтобы ему разрешили жить в Кубе для занятий научной деятельностью. И обязался вернуться на действительную службу в случае необходимости.
С начала 1835 года Бакиханов поселился в селении Амсар Кубинской провинции, где и написал все свои значительные произведения. Однако в 1842 году по ходатайству Е.А.Головина вновь был вызван на действительную военную службу.

Грибоедов, Пушкин…

Находясь на военной службе, Бакиханов близко познакомился с видными деятелями культуры, находящимися в то время на Кавказе, — А.С.Грибоедовым, А.А.Бестужевым, Т.Лада-Заблоцким, М.Ф.Ахундовым, М.Ш.Вазехом, А.Чавчавадзе, Г.Орбелиани и другими. Личностью и творчеством Бакиханова интересовались многие русские, польские, немецкие, французские поэты, писатели, путешествовавшие по Кавказу, — Кюхельбекер, Бестужев-Марлинский, немецкий поэт Ф.Боденштедт, К.Кох и другие.
Кавказский наместник Паскевич относился к Бакиханову с уважением, ценя его прошлые дипломатические заслуги. В письме к тогдашнему министру иностранных дел К.В.Нессельроду Паскевич отмечает способности и благородные качества Бакиханова: «В персидскую войну службою Аббас Кули Аги я был особенно доволен; совершенное знание его персидского языка и неутомимая деятельность принесли много пользы. Через него шла вся переписка с персидским двором и таким образом сделались ему известны все сношения наши в Персии и весь ход нашей персидской политики».
Дружеские отношения связывала Бакиханова и Александра Грибоедова. Знакомство их относится к периоду службы обоих в канцелярии главнокомандующего русскими войсками на Кавказе генерала А.П.Ермолова. Грибоедов был назначен сюда дипломатическим секретарем по иностранным делам, а Бакиханов работал переводчиком восточных языков. Во время частных бесед и совместных занятий Бакиханов знакомил своего нового друга с азербайджанским фольклором и литературой, помогал ему совершенствоваться в азербайджанском, турецком и персидском языках. Со своей стороны Грибоедов рассказывал Бакиханову о лучших произведениях русской и западноевропейской литературы, помогал ему в дальнейшем освоении русского и французского языков.
С другим известным русским писателем — А.С.Пушкиным и его братом Бакиханов познакомился в период русско-турецкой войны. Известно, что Лев Пушкин служил в нижегородском драгунском полку, которым командовал генерал Н.Раевский. Фигурирующий в «Путешествии в Арзрум» г-н А. и есть Аббасгулу Ага Бакиханов. Пушкин описывает его деликатным, тонким, обладающим искусством вести разговор. А вот что пишет о Бакиханове мать Пушкина Надежда Осиповна в письме дочери Ольге: «Аббас-Кули ага представился нам через несколько часов после твоего письма, какой интересный человек, как он хорошо объясняется, я люблю его манеру держаться, он мне бесконечно нравится, я благодарю тебя за то, что ты его прислала к нам, он долго был в пути, потому что он остался одну неделю в Риге и еще где-то».
Одна из историй-легенд о Бакиханове, встречающаяся в исторической литературе, описывает также встречу с российским императором Николаем I и его супругой, императрицей Александрой Федоровной. Однажды Бакиханов был приглашен на прием к императору. Николай I и его супруга были извещены заранее, что известный поэт Кавказа не пьет алкогольных напитков, так как является верующим мусульманином. Удивленная этим и возжелавшая смутить Бакиханова, императрица предположила, что она будет первой, кто предложит ему напиток. На приеме Александра Федоровна приблизилась к поэту с бокалом вина на золотом подносе. Ошеломленный этой неожиданной честью, Бакиханов преклонил колено, поднял бокал, повернулся к императору Николаю и промолвил: «Мой Господин предлагает мне напиток, мой Господь указал мне не пить, кому я должен быть послушен?». Будучи религиозным человеком, император ответил: «Вашему Господу, конечно». Бакиханов вернул бокал на поднос, и смущенная царица удалилась.

История одной рукописи

А.Бакиханов по праву считается основоположником азербайджанской научной историографии, а его труд «Гюлистан-и Ирам» — первым монографическим исследованием академического плана. По данным известного историка Зии Буньядова, для написания своего труда А.Бакиханов использовал огромное количество материалов и сведений о Ширване и Дагестане, почерпнутых им из сочинений римских, греческих, византийских, армянских, грузинских, арабских, персидских и турецких авторов. По существу, труд Бакиханова — первое для своего времени исследование, в котором отражены все достижения исторической науки того периода. «Заслуга А.К.Бакиханова особенно значительна в связи с тем, что он первым подарил своему народу его отечественную историю, ибо народ, знающий свои корни и свою историю, стоит выше, чем народ, пребывающий в неведении. И «Гюлистан-и Ирам» именно та первая книга, которая содействовала формированию национального самосознания азербайджанского народа», — писал З.Буньядов.
Однако не все так легко было с изданием этой книги. Рукопись была создана в 1841 году на персидском языке и переведена Бакихановым спустя два года на русский язык под названием «История восточной части Кавказа». В 1844 году русский текст сочинения был отправлен в Петербург военному министру России А.И.Чернышеву, а тот переслал ее в Академию наук для рассмотрения и вынесения заключения «о достоинстве этого сочинения».
В протоколе заседания историко-филологического отделения АН от 16 мая 1845 года, в частности, говорится: «Академики М.Ф.Броссе и Б.Дорн сделали очень интересное сообщение об «Истории восточной части Кавказа», написанной полковником Аббас-Кули-ага Бакихановым из Баку... Она содержит очень важные сведения о различных географических местностях и дает научный обзор истории Ширвана и Дагестана, начиная от самых древних времен до наших дней, так что его книга может служить ценным дополнением к истории и географии стран Кавказа; она заслуживает, несомненно, внимания и одобрения».
Труд Бакиханова был удостоен правительственной награды, а император Николай I повелел «автору дать подарок в 800 рублей серебром и бриллиантовый перстень». Однако когда был поставлен вопрос об издании книги, тот же Чернышев пришел к заключению: «Я со своей стороны полагал бы «Историю» Бакиханова не печатать на казенный счет. Представить ему печатать на свой собственный счет».
Лишенный возможности издать свой труд полностью, так как денег для этого он не имел, Бакиханов стал публиковать в периодической печати отрывки из своего произведения и таким образом о ее существовании узнали не только в Азербайджане, но и в соседних странах. Увы, он так и не увидел издания своей книги. Впервые она была опубликована в русском переводе только в 1926 году. В 1951 году ее издали на азербайджанском языке, а в 1970-м — в персидском оригинале.

Открытие диковин

«Гюлистан-и Ирам» — безусловно, самое известное и значимое произведение Бакиханова. Однако и другие его труды заслуживают не меньшего внимания.
Известно, что первым крупным литературным произведением Бакиханова является религиозное сочинение на азербайджанском языке «Рийаз ал-Кудс» («Святые цветники»), которое он написал, когда ему было всего 26 лет. С детства пропитанный скорбными элегиями в честь погибших имамов, автор уносится мыслями в священную землю, где свершилась трагедия двенадцати шиитских святых. Молодой поэт написал его по просьбе шиитских прихожан в Кубе, когда готовился принять духовное звание, почему и придумал для себя псевдоним Гудси, что означает «святой, чистейший».
В «Кашф аль-Караиб» («Открытие диковин») Бакиханов рассказывает историю открытия Америки. Первая часть трактата — это своеобразная историческая повесть о подвиге Колумба. Несколько иносказательно звучит описание туземцев и испанцев. Испанцев он рисует алчными, но как благородны, бескорыстны, наивны туземцы!
Осуждая насилие конкистадоров, Бакиханов в завуалированной форме задевает русский царизм и его колониально-экспансионистскую сущность на Кавказе. Во второй части трактата, описывая физико-экономическую и политическую карту Америки, Бакиханов восхищается демократическим правлением, социальным и культурным прогрессом в современной ему Америке. Среди других научных произведений — «Асрар ал-Малакут» («Тайны царства небесного») — посвящена гелиоцентрической системе мира, объяснению строения и физической природы тел солнечной системы.

«На служение к пользе соотечественников»

Большое внимание Бакиханов уделял и вопросам нравственности. Так, в трактатах «Техзиб уль-Ахлаг» («Воспитание нравственности») и «Китаби-несаех» («Книга наставлений») достоинство человека он видел не в знатности и богатстве, а в овладении знаниями и наукой. В формировании характера и нравственных качеств человека большое значение придавал труду. Он считал необходимым начинать обучение детей с раннего возраста, что не было принято в мусульманских школах.
Просветительские взгляды Бакиханова были ярко выражены в «Проекте учреждения мусульманского училища, составленном майором Аббас-Кули агою Бакихановым 20 февраля 1832 года». «На служение …к пользе соотечественников я посвящаю все мои способности, осмеливаюсь представить мысль об учреждении оного под моим надзором». По «Проекту» училище должны были основать в Баку. Обучение предусматривалось трехпрофильное: на русском, персидском и азербайджанском языках. Той части учеников, которая после завершения учебы оставалась в училище для изучения арабского языка и разных наук, Бакиханов предоставлял собственную библиотеку.
Практической педагогической деятельностью Бакиханову не удалось заняться, так как наместник В.Г.Розен, которому он представил «Проект», проявил к нему максимум безразличия, и документ застрял в архиве царского генерала. Бакиханову так и не удалось дождаться открытия училища. Только после настойчивых писем Пасевича в 1847 году устав и штаты были утверждены самим Николаем I и заведение открылось, имея первым попечителем ориенталиста Н.Ханыкова.
Известно, что Бакиханов был также автором первой грамматики персидского языка. «По распространившимся наиболее в последние годы политическим и торговым сношениям России с Персиею особенно закавказским жителям изучение языка персидского оказывается весьма нужным и даже необходимым», — писал Бакиханов в послании императору Николаю I. Сознавая необходимость, в первую очередь, создания грамматики персидского языка, он уделяет «военные досуги... на собрание и свод правил персидского языка в систематический порядок».
Бакиханов изучает разговорную речь, живые диалекты, подолгу беседует с местными жителями и все это записывает. И вот как итог научной деятельности — первая научная грамматика персидского языка «Гануни-Гудси» («Правила Гудси»), изданная вначале на фарси в Тифлисе в 1831 году, а ее русский перевод «Краткая грамматика персидского языка, сочиненная и переведенная с персидского майором Аббас-Кули-агою Бакихановым» — в 1841 году. «Грамматика» И.Березина, которую долгое время востоковеды считали первой, вышла значительно позже — в 1853 году.
Яркая личность Гудси и его творчество всегда привлекали внимание современников. При жизни мыслителя в периодической печати — в газетах «Тифлисские ведомости», «Кавказ», «Закавказский вестник» и других изданиях — писали о нем, печатали отрывки его произведений. Его призывали к сотрудничеству в русской периодической печати. В частности, в «Тифлисских ведомостях», в организации и издании которой в 1828-1832 гг. большую роль сыграл А.С.Грибоедов. Гудси печатал на ее страницах отрывки из перевода «Дербенд-намэ», заметки и статьи. Тесные связи установились между ним и редактором «Тифлисских ведомостей» П.Санковским. Это содружество сыграло роль в создании в Тифлисе азербайджанской типографии, о чем сообщала газета в 1830 году. В январе 1832 года вышел первый номер «Тифлисских ведомостей» на азербайджанском языке — «Татарские ведомости». И в создании типографии, и в издании газеты Бакиханов также принял активное участие. Фактически он был редактором «Татарских ведомостей» (к сожалению, ни один экземпляр этой еженедельной газеты не сохранился).
«Тифлисские ведомости» на русском, грузинском и азербайджанском языках перестали выходить после смерти П.Санковского. С 1838 года в Тифлисе стала издаваться другая официальная газета — «Закавказский вестник». С января 1845 года она выходила также на грузинском и азербайджанском языках. И в издании этой газеты на азербайджанском языке немалую роль сыграл Бакиханов.
Журналистская деятельность Гудси, к сожалению, еще не стала предметом специального исследования, между тем Бакиханов и в этой сфере выступает зачинателем.

Превратности судьбы

В семейной жизни Бакиханов считал себя счастливым человеком. В 1826 году он женился на Сакине ханум, дочери Келб Хусейн-аги, о которой писал, что ее «не променяет на весь гарем персидского падишаха и не забудет даже в кругу русских красавиц». В 1831 году у них родилась дочь Зибюи-Ниса-бегюм, а в 1839 году вторая дочь Тугра-ханум. Обе они вышли замуж за своих двоюродных братьев, сыновей дяди Джафар-Кули-Ага Бакиханова. Однако большая часть жизни Бакиханова прошла вдали от семьи, в службе, разъездах и командировках. В архивах сохранились трогательные письма, написанные Бакихановым своей супруге во время разлуки. Вот одно из них:

«Моя прелестная, дорогая, милая!
Сердце мое навалило на мои плечи
такую ношу скорби,
Чтобы спина согнулась, молодым я состарился.
Хотел описать свое горе любимой, но
Вижу, перо воспламеняется от слов моих.

Увы, превратна судьба, увы! Горестью разлуки сделала она наш удел.
Что же мне писать о своем расстроенном настроении?
Нет больше силы в моей слабой плоти.

Не позволила превратная судьба мне,
Чтобы я жил на своей родной земле.

Больше всего меня сжигает тоска из-за того, что, стремясь к соединению, мы оказались в разлуке.
Стремясь к единению, я попал разлуке в плен,
Если соединюсь, сочту, что вошел в рай.

Надеюсь, что до свидания ты своими письмами утешишь сердце своего чужанина.
Да будут дни благословенные по вашему желанию.


Твой жаждущий свидания Аббас-Кули
16 рамадана 1239 года.
г.Тифлис».

Увы, скончался Бакиханов также вдали от близких людей, во время паломничества в Мекку в 1846 году. Эту поездку по странам Ближнего Востока он задумал использовать одновременно и в научных целях. В Тегеране Бакиханов задержался более двух месяцев и сумел «приобрести здесь общее уважение как ученостью своей, так и поведением, достойным русского офицера». Стоит отметить, что по дороге в Мекку его осыпали почестями. В своей книге «Этюд о Гудси» Гюльтекин Бакиханова пишет о том, что в Тегеране А.Бакиханов был принят шахом Мухаммедом и награжден за предоставленное произведение орденом Льва и Солнца. После приема у шаха он посетил Исфахан, Йезд, Фарс, Керманшах. Всюду, куда он приезжал, его встречали пышно и торжественно, согласно шахскому фирману в его распоряжение были предоставлены лучшие здания, достойные его сана, в опасных местностях высокочтимого гостя сопровождали всадники, вооруженные огнестрельным оружием с тем, чтобы довезти благополучно до места его остановки. В Стамбуле султан Абдул Меджид также широко распахнул двери своего дворца перед высоким гостем из Азербайджана. Турецкому султану Бакиханов представил астрономический трактат «Асрар ал-Малакут» («Тайны царства небесного»), который был издан в 1848 году в турецком переводе.
Вернуться в родную Кубу Бакиханову так и не удалось. Его жизнь трагически оборвалась в пустынях Аравии. «Полковник Аббас-Кули хан Бакиханов умер при возвращении из Мекки в Дамаск, в Аравийской пустыне, от холеры» — такая запись появилась спустя год в Актах Кавказской археографической комиссии за 1847 год.
Бакиханов был похоронен в общей могиле в местечке Вади-Фатима. В память о покойном муже Сакина ханум построила в 1854 году в Губе мечеть, которая сохранилась до наших дней под названием «Сакина Ханум».
Свою жизнь сам Бакиханов всегда характеризовал следующим высказыванием: «Я видел много вещей, любопытных для сердца и ума, и старался извлечь из них пользу. Вникая в дела человеческие, я убедился, что нет ничего прочного на земле, что богатство и власть подвержены потере, что высокое происхождение без личных достоинств в чужой земле остается неизвестным, а в своей причиняет стыд, и что одна только наука может доставить нам счастье на земле и продлить здесь наше существование по смерти». Пожалуй, именно эти слова могли бы стать эпитафией на могиле великого азербайджанца.

Подготовила Лейла АМИРОВА
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 21.06.14 | Просмотров : 2160

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com