Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
История Страна огней

В борьбе за свободу и независимость

(Окончание. Начало
 в №№106-107, 109-111)


Георгий МАМУЛИЯ, Рамиз АБУТАЛЫБОВ

Между Тифлисом
и Севастополем


Несмотря на тяжелые потери и террор, развязанный против них большевистскими спецслужбами, руководители азербайджанских повстанцев продолжали делать все, что было в их силах, для освобождения Страны огней от красных оккупантов. В частности, уполномоченные представители горцев и азербайджанцев продолжали обращаться к французским представителям «с просьбой помочь им воспользоваться настоящей слабостью красных».
Продолжали настаивать на своих предложениях и политические, и военные представители Франции на местах.
24 июня Мартель обратился в МИД с предложением оказать Грузии в наиболее краткий срок помощь оружием и снаряжением, ссылаясь «на особенно подходящий для этого момент». Часть этого оружия, по мнению комиссара Франции на Кавказе, затем следовало передать горцам и азербайджанцам.
13 июля Мартель сообщал в Париж, что находящийся в Карабахе Нури-паша, объединив вокруг себя «враждебных русским татар», также готовится поднять восстание против Советов.
По данным подполковника Корбеля, в отрядах Нури-паши находились турецкие офицеры бывшей армии Азербайджана, не желавшие слиться с большевиками, а также повстанцы, бежавшие из Гянджи после подавления местного восстания. Отряды Нури-паши занимали в то время северо-восточную часть Карабаха. Начальник французской военной миссии полагал, что гибель Хана Хойского не остановит развитие повстанческого движения в Азербайджане.
День спустя Мартель сообщал в Париж, что, по словам французского консульского агента Дюруа, арестованного в Баку большевиками в первый же день своего вступления в город и пробывшего в заключении около трех месяцев, «враждебность татар в отношении русских растет по восходящей линии. Население все больше отдает себе отчет в том, что народные комиссары, всецело преследуя свой генеральный план проникновения на Восток, воспользовались этим случаем лишь для того, чтобы наложить руку на природные ресурсы страны с целью их отправки в Россию. Помимо нефти, были вывезены железнодорожные материалы, скот, продукты питания и даже мебель.
В самом Баку в настоящее время число смертных приговоров превысило 1000. В Александрополе приблизительно такое же число богатых мусульман, составляющих [высший] класс [общества], были расстреляны.
Подобная система репрессий объединила в движение сопротивления все мусульманские элементы, и советский режим может быть сохранен лишь посредством усиленной военной оккупации».
Касаясь настроений в частях 11-й красной армии, дислоцированной в Азербайджане, Мартель, ссылаясь на слова Дюруа, сообщал, что она все больше напоминает старую императорскую армию. Эти данные в целом соответствовали действительности, принимая во внимание взрыв шовинизма, охвативший большевистскую Россию во время польско-советской войны.
Тем временем уже с начала июля врангелевское командование начало подготовку к проведению десантной операции на Кубани. Целью операции было закрепление белой армии на территории, население которой сочувствовало ее антибольшевистской борьбе. Выбор в качестве будущего театра военных действий Кубани был оправдан и тем, что в этом регионе постоянно вспыхивали восстания, а действующая там партизанская армия генерала М.Фостикова насчитывала в своем составе около 10 000 человек. Для лучшей координации операции Врангель начал переговоры с правительствами Кубани, Дона, Терека и Астрахани, стремясь получить их согласие на переход казачьих вооруженных сил в его полное подчинение.
Параллельно с этим Мартель и Корбель приступили к переговорам с находящимися в Тифлисе представителями азербайджанцев и горцев, склоняя их заключить с Врангелем такой же договор, какой будет заключен упомянутыми казачьими правительствами.
24 июля Мартель вновь настойчиво повторяет свое предложение относительно посылки оружия на Кавказ: «Несмотря на мир с большевиками, грузины отдают себе отчет относительно латентной опасности, которую представляет для них советская Россия. Они готовы поддержать антибольшевистское движение на Северном Кавказе и в Азербайджане. Они уже предоставили несколько субсидий кубанцам и склонны даже передать им оружие.
Как мне кажется, интересы союзников требуют поощрения этих тенденций. Если против большевизма должна быть предпринята эффективная акция, поднимающая против него нерусские элементы периферии, у нас есть преимущество оказать эффективную помощь горцам, а также казакам Терека, Кубани и Дона, которым Грузия и Армения не в состоянии оказать эффективную помощь.
Я уже предложил отправку оружия и снаряжения. Следует принять по этому поводу быстрое решение, если мы хотим воспользоваться благоприятными обстоятельствами настоящего момента».
Несмотря на все эти предложения, в Париже не спешили отправлять оружие на Кавказ. Свою роль здесь, очевидно, сыграли политические мотивы. Пытаясь вынудить азербайджанцев и горцев согласиться на подчинение Врангелю в соответствии с поддерживаемой Францией концепцией федеративной, но единой России, Париж соглашался передать оружие и другую помощь повстанцам лишь через представителей Врангеля, командированных им с этой целью в Закавказье. Со своей стороны и азербайджанцы, и горцы готовы были поддержать Врангеля лишь в том случае, если последним будут сделаны официальные заявления о признании им независимости Азербайджана и Северного Кавказа, завизированного к тому же представителями союзников. «Для того чтобы мусульманские племена полностью присоединились к движению, они потребуют, без всякого сомнения, от Врангеля письменных заверений относительно независимости Горской Республики с вероятной гарантией держав Антанты», — писал 18 августа Мартель в МИД Франции.
События на местах внесли, однако, свои коррективы в эти планы.
1 августа крупный десант белых войск под командованием генерала Кучук Улагая высадился на Кубани и в течение первой недели успешно развивал наступление в сторону Екатеринодара. Как и следовало ожидать, генералом Врангелем не было сделано заявлений относительно признания независимости Северного Кавказа и Азербайджана. Напротив, в изданном в тот же день приказе Врангель, не касаясь вопроса об Азербайджане, сообщал, что после победы над большевизмом казаки и горцы «встретятся во всероссийском народном собрании».
После этого находящиеся в Тифлисе деятели Азербайджана и Северного Кавказа отстранились от участия в данном предприятии, предоставив русским и казакам действовать самим.
Экспедиция окончилась крахом, хотя значительное количество находящихся на Кубани казаков присоединилось к десанту и войскам Врангеля, 24 августа вновь ушедшим в Крым. В конечном счете белым удалось увести на полуостров большее количество живой силы и вооружения по сравнению с тем, с чем они начинали операцию.
В ликвидации десанта приняли участие и части красной армии, выведенные из Азербайджана, хотя еще два месяца назад представители французской военной миссии обращали внимание Парижа на необходимость блокировать подобную возможность оказанием помощи азербайджанскому и северокавказскому повстанческому движению, способному в подходящий момент перерезать сообщение между Северным и Южным Кавказом.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 01.07.14 | Просмотров : 1275

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com