Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
История Все произошло задолго до встречи в Крыму

Ни в одном из документов Ялтинской
конференции нет и намека на раздел мира



Вопреки всем мифам 70 лет тому назад в Крыму не принималось решений о разделе мира. Открывшаяся 4 февраля 1945 года Ялтинская конференция была лишь одним из этапов начатого англосаксами и Советским Союзом процесса.



Жан СЕВИЛЬЯ

Состоявшаяся 70 лет тому назад встреча в верхах оставила после себя знаменитое фото. На нем Черчилль, Рузвельт и Сталин сидят рядом друг с другом у Ливадийского дворца, неподалеку от Ялты. Снимок сделан 11 февраля 1945 года. Лидеры трех выступивших против нацистской Германии союзных держав на неделю собрались в бывшей летней резиденции русских царей, чтобы обсудить продолжение войны. Тем не менее, если верить расхожему мнению, они воспользовались этой конференцией, чтобы приступить к разделу мира между Востоком и Западом. Но формально это не так. Дело в том, что хотя после окончания Второй мировой войны Центральная Европа и Балканы оказались в советской сфере влияния, произошло это из-за механизма, который стартовал еще задолго до ялтинской встречи.
По ходу войны союзники не раз проводили встречи в верхах. 14 августа 1941 года, когда США еще не вступили в войну, Рузвельт и Черчилль подписали на борту находившегося у берегов Новой Земли корабля Атлантическую хартию. Президент США и британский премьер проводили и другие встречи. Так, например, с 14 по 26 января 1943 года в Касабланке они обсуждали открытие второго фронта.
9 октября 1944 года, когда в Вашингтоне подходила к концу союзническая конференция по формированию будущей Организации Объединенных Наций, Черчилль находился в Москве. Британский премьер был обеспокоен продвижением Красной армии на Балканах. Ему не удалось добиться от американцев поддержки его планов по высадке войск в Адриатике, который должен был позволить союзникам взять Вену и Прагу раньше СССР. Он полагал, что может поговорить со Сталиным как мужчина с мужчиной и заставить его изменить свои взгляды.
Черчилль рассуждал следующим образом. Советам нужно безраздельное влияние в Румынии и Болгарии? Прекрасно, но при условии, что они оставят англичанам Грецию. Москва требует, чтобы сформированный при ее поддержке польскими коммунистами Люблинский комитет получил место в правительстве страны? Черчилль готов надавить на бежавших в Лондон поляков, чтобы те согласились принять комитет в коалиционное правительство. После ночной дискуссии на листе бумаги был начерчен проект соглашения (этот документ сегодня находится в Австрийской национальной библиотеке), в котором был обозначен такой раздел влияния: Румыния — 90% у СССР и 10% у остальных, Греция — 90% у Великобритании (по согласованию с США) и 10% у СССР, Югославия — 50/50, Венгрия — 50/50, Болгария — 75% у СССР и 25% — у остальных.
Но имелась тут одна загвоздка: указанные цифры были чисто теоретическими. Как британцы и американцы могли получить 25% влияния в Болгарии, если у них не было к ней ни малейшего доступа, а Красная армия полностью оккупировала ее территорию? Как союзники могли претендовать хоть на какую-то роль в Югославии, где Черчилль с подачи советских агентов (их было немало в британских спецслужбах) отказал в поддержке лидеру роялистов генералу Михайловичу (его представили коллаборационистом и пособником немцев) и поддержал коммуниста Тито, который заполучил в свои руки абсолютную власть и просил помощи Сталина? Разве можно было поверить, что оккупировавшая Польшу Красная армия не поддержит коммунистов из Люблинского комитета в борьбе с их лондонскими соперниками? Как отмечает биограф Черчилля Франсуа Керсади, ему «не потребовалось и двух недель, чтобы понять, что его обвели вокруг пальца».
В начале 1945 года Сталин не захотел уезжать из СССР на вторую встречу с Рузвельтом и Черчиллем. Проведение саммита в Ялте с 4 по 11 февраля поставило его в выгодное положение: он выступал принимающей стороной, а спецслужбы применили все знания и умения для прослушивания разговоров его гостей. Кроме того, на стороне советского лидера было серьезное военное преимущество: его войска заняли большую часть Восточной Европы и находились уже в 80 километрах от Берлина, тогда как англо-американские войска задержались из-за немецкого наступления в Арденнах (через Рейн они перешли только 7 марта).
Больной и ослабевший Рузвельт (он скончался два месяца спустя) прибыл в Ялту для решения другого неотложного вопроса: ему была нужна помощь СССР в войне с Японией, исход которой тогда был совершенно непредсказуемым (сломившая японцев американская атомная бомба была готова только в июле 1945 года). Протоколы Ялтинской конференции стали известны только в 1946 году (а некоторые так и вообще только в 1955 году). Они дополняют опубликованное 11 февраля 1945 года итоговое заявление, в котором многое опускается. Три гранда сошлись на проведении первой конференции ООН, которая состоялась в апреле 1945 года в Сан-Франциско. Что касается вступления СССР в войну с Японией, Сталин согласился сделать это через два-три месяца после капитуляции Германии, но потребовал в обмен юг Сахалина, Курилы и уступки в Китае. Побежденная Германия должна была подписать безоговорочную капитуляцию, а ее территория делилась на четыре зоны оккупации: хотя де Голля и не пригласили в Ялту, Черчилль добился, чтобы одна из них досталась французам. Кроме того, в Декларации об освобожденной Европе подчеркивался принцип самоопределения народов.
Что касается польского правительства, Ялтинская конференция закрепила требования Сталина: коммунисты из Люблинского комитета официально вошли в руководящие структуры страны. Восточная граница Польши была установлена на линии Керзона: иначе говоря, она потеряла 150 километров, которые были отвоеваны у СССР по итогам войны в 1920 году. Вопрос западной польской границы было решено отложить на потом. На Потсдамской конференции (с 17 июля по 2 августа 1945 года) участники вернулись к судьбе побежденной Германии и закрепили передачу СССР Кенигсберга с северной частью Восточной Пруссии, а также отход к Польше немецких территорий к востоку от линии Одера-Нейсе. Такие послевоенные изменения границ на западе и на востоке сразу же повлекли за собой переселение и депортацию людей.
Менее двух месяцев спустя после окончания Ялтинской конференции главнокомандующий западными силами Эйзенхауэр сообщил Сталину, что двинет войска в Баварию, а не на Берлин (Черчилль оказался не в силах заставить его изменить решение). 1 мая 1945 года Берлин оказался в руках советских войск, а 8 мая они первыми вступили в Прагу. За исключением Австрии, все занятые Красной армией государства превратились в сателлитов СССР.
Строго говоря, ни в одном из составленных на Ялтинской конференции официальных или секретных документов нет и намека на раздел мира. На самом деле право сохранить за собой завоеванные в 1939-1940 годах территории (Прибалтика, Карелия, Молдавия и Бессарабия) СССР выторговал себе в Тегеране в 1943 году, а принцип раздела сфер влияния был согласован с Черчиллем в Москве 9 октября 1944 года. В дальнейшем взаимодействие военных и политических сил завершило этот процесс, и оккупированные Красной армией территории оказались на орбите СССР при содействии местных коммунистов.

«Le Figaro», Франция
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 11.02.15 | Просмотров : 1467

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Сен.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com