Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры
















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Экономика и финансы Томаш СЕДЛАЧЕК, экономист (Чехия):«Если бы современная экономика была человеком, то это был бы аутист»



Томаш СЕДЛАЧЕК, известный экономист, экс-советник бывшего президента Чехии Вацлава Гавела, не видит альтернативы капитализму, не считает самоцелью экономический рост и видит в Трампе угрозу для зоны евро. Своими мыслями о настоящем и будущем мировой экономики он поделился с читателями «БИЗНЕС Online» в ходе интернет-конференции.


— Господин Седлачек, кем себя больше ощущаете — философом или экономистом?
— Хороший вопрос! (Смеется.) Адам Смит был философом, и экономика родилась как отрасль философии. Может быть, философия мне сегодня нравится больше, чем экономика, но больше всего я люблю взаимодействие. Пока мало людей, которые, как я, занимаются вопросами интеграции дисциплин. Я написал книгу «Психология экономики», то есть вместо человека мы «посадили на диван» экономику и проанализировали ее состояние: чего она боится, чего хочет, о чем говорит, что умалчивает и т.д. Мы даже взяли американскую классификацию психических заболеваний и поставили диагноз экономике.
— И какой диагноз вы поставили экономике?
— Если бы современная экономика была человеком, то это был бы аутист. Сегодня в СМИ пишут о депрессии экономики, но она не в депрессии — экономика находится в состоянии маниакальной депрессии. Это состояние характеризуется тем, что положительные моменты преувеличиваются и превращаются в манию, а отрицательные моменты приводят к депрессии. А из психологии мы знаем, что мании так же опасны, как и моменты депрессии, потому что расходятся с реальностью. Например, для сегодняшней экономики цифры важнее, чем люди.
— Как повлияет избрание Трампа президентом США на процессы в мировой экономике? Что ждет Европу?
— Это будет слишком для мира! США не хотят быть такими же открытыми к остальному миру, как это было раньше. То же самое касается и Британии после Brexit.
— То есть все страны могут разъехаться по своим прежним квартирам?
— Да, опасность такая есть. Год назад мы думали, что Европейский союз будет продолжать свое существование, а сегодня появляется какой-то национализм. Ряд европейских политиков, которые находятся на пике популярности, хотят больше заботиться о своей нации.
— Но ведь в Европе никто и не против того, чтобы связи сохранялись. Националисты выступают против беженцев, а не против европейцев.
— Риторика против беженцев примерно одна и та же, что в Чехии, что в Австрии, что в Британии, что в Америке. Но те, кто против беженцев, очень часто выступают и против экономических связей, и против отсутствия границ между европейскими странами. Идея Европейского союза была такая: давайте будем торговать, а не воевать. Евросоюз объединил нации, которые раньше воевали друг с другом, а сейчас предлагают вновь построить стены и отделиться ото всех.
— Что явилось основной причиной того, что решили опять строить стены между странами?
— Главная проблема — это беженцы, которые занимают рабочие места. А Трамп хочет прекратить сотрудничество с Европой, он выступает против импорта в США, против инвестирования американских компаний в другие страны. Идея национализма сегодня побеждает идею глобализации, а ведь есть общие проблемы, например экология, с которыми мы не сможем справиться по отдельности.
— Какие перспективы у евро в свете всех этих проблем?
— Евро удалось выжить в кризис. Британцы не использовали евро, поэтому Brexit — это не вызов единой европейской валюте. Но вот если Франция решит организовать референдум и покинет Евросоюз, то это будет проблема. Когда начнет распадаться Евросоюз, то это, вполне вероятно, будет концом евро.
— Все страны стремятся к экономическому росту, к увеличению ВВП, а вы сомневаетесь в целесообразности этого стремления. А что взамен? Лечь на дно? Плыть по течению?
— Я считаю, что экономический рост — это приоритет номер 6 или 7. Более важны такие вопросы, как равенство, свобода, стабильность, благодарность. Запад вместо того, чтобы направить силы на улучшение мира, вложил бы их в потребление. Это как если бы в автомобиле вас интересовала только скорость. Но ведь мы, когда покупаем машину, хотим убедиться, что она безопасна, экономична в потреблении топлива, комфортна. А максимальная скорость — это всего лишь одна из многих характеристик. Если мы будем фокусироваться только на росте, то это приведет к коллапсу, и не только в Европе, но и в Америке. Капитализм покоится на этических нормах, и такое впечатление, что он сегодня потребляет то, на чем покоится.
— У вас есть рецепты, как спасти мир от всеобъемлющего кризиса, к какой модели перейти?
— Вера в то, что капитализм нас к чему-то приведет, сегодня уже мертва, ее надо чем-то заменить. Наши ценности были продиктованы идеями капитализма, а сегодня надо сделать так, чтобы капитализм служил каким-то другим ценностям, например, таким, как равенство.
— Люди недовольны большим разрывом доходов и хотят равенства. А бизнесмены, наоборот, стремятся больше зарабатывать. Если их ограничить верхней планкой, они потеряют мотивацию «вкалывать». Нельзя же уравнять бездельника и целеустремленного предпринимателя. Как решить такое противоречие? Какая разница доходов уместна, чтобы были довольны и те и другие и не теряли стимула?
— Быть ленивым опасно для всех и никто не хочет уравниловки. Даже когда строили коммунизм, люди не были равны. Если трех детей поместить в одну комнату, они начнут конкурировать. Потому что конкуренция заложена в человеческой природе. Но для конкуренции должны быть правила. Если с правилами все в порядке, то конкуренция идет на благо и прогресс. Конкуренция не должна быть разрушающей. И конкуренция не может быть только ради конкуренции, она для того, чтобы улучшить жизнь людей. А если кто-то умирает с голоду, то мы перестаем конкурировать — мы просто даем ему еду.
Заметьте, когда конкуренция начинается, все имеют равные шансы, например, как в игре «Монополия». Смысл этой игры — одному стать победителем, но правила должны быть такими, чтобы участники были заинтересованы в продолжении игры. Но в реальной жизни правила конкуренции не так открыты всем, как в игре. Моя теория базируется на том, что есть три столпа, которые позволяют обществу существовать, и конкуренция — это одно из них, а еще два — это этика и правила. В некоторых сферах одной конкуренции достаточно, например в производстве чая. А вот в производстве детских игрушек кроме конкуренции необходимо установить и правила, чтобы обезопасить детей.
Если один из этих трех столпов отсутствует, то общество может еще кое-как стоять на двух оставшихся. Но если исчезнут все столпы, то и общество распадется.

Полный текст
на сайте business-gazeta.ru

TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 03.02.17 | Просмотров : 101

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Мар.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
 
Новости партнеров

Стала известна дата начала суда по делу Али Инсанова

Фахри Агаев: "Жизнь - это почетный путь борьбы со своими слабостями"

Бахар Мурадова: Международные организации должны продемонстрировать единую позицию в связи с действиями Армении

Tan


Капитан "Кяпаза" о предстоящем матче с "Карабахом"

"Allah

Torpaq s

В Британии похоронили Джорджа Майкла

D

Hakan Hadis

Az

Da

В Дагестане бастующие дальнобойщики не пропускают азербайджанские грузовики

В Турции приостановлена деятельность сервиса Booking.com

Elnur Na

Европарламент может отменить процесс Brexit

"D

G

Sevil v

Tan

Игорь Пономарев: "Нефтчи" для меня - знаковая команда

M

G

В Пентагоне призвали готовиться к "звездным войнам"

 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com