Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Главная Гюльмира РЗАЕВА, ведущий эксперт ЦСИ:«Азербайджан на много лет вперед обеспечит энергобезопасность Европы»


Ведущий эксперт по энергетическим вопросам Центра стратегических исследований при президенте Азербайджана, эксперт Оксфордского института энергетических исследований Гюльмира РЗАЕВА в интервью «Вестнику Кавказа» поделилась своим видением будущего азербайджанского трубопроводного проекта «Южный газовый коридор», а также перспектив развития европейского и турецкого рынков как основных потребителей экспортного газа из Азербайджана.



— Испытывает ли «Южный газовый коридор» конкуренцию со стороны других, альтернативных проектов поставок газа в Европу?
— Пока говорить о других проектах, которые могут транспортировать газ из альтернативных, новых для Европы источников по новым маршрутам, не приходится. Их нет не только на стадии реализации, но даже на стадии принятия инвестиционных решений, хотя самих вариантов поставок газа в Европу по альтернативным маршрутам много. Европейские страны буквально окружены государствами, чьи территории богаты энергетическими ресурсами. Но «Южный газовый коридор» и «Шахдениз» — это единственный проект, который на данный момент находится на стадии реализации, в целом осуществлено уже 70% всех работ.
Это единственный на сегодняшний день проект, у которого есть конкретные даты начала поставок газа в Турцию и Европу — произойдет это в 2018 и 2020 годах соответственно.
— Каков, по вашей оценке, вклад Азербайджана в энергобезопасность Европы?
— Помимо собственно поставок газа крайне важно создание инфраструктуры, сети трубопроводов, по которым газ прокачивается в Европу из соседних регионов. Напомню, что проект «Южный газовый коридор» строится благодаря поддержке азербайджанского государства и тех компаний, которые входят в консорциум, включая и Госнефтекомпанию Азербайджана (SOCAR). В будущем, если Европе потребуются дополнительные объемы газа для своего рынка, и при этом у нее сохранится желание диверсифицировать источники поставок новыми маршрутами, ей будет нужен дорогостоящий трубопроводный трек. Именно его консорциумы сейчас и строят. Фактически мы на много лет, пока будут существовать газопроводы, обеспечиваем Европу, как и Турцию, у которой тоже растущий рынок потребления газа (хоть и в медленном темпе), инфраструктурой для долгосрочной транспортировки газа через Каспийский регион из сопредельных стран. Без Азербайджана этих трубопроводов не было бы, и Европейскому союзу пришлось бы самому, из-за растущей потребности в импортируемом газе, вложить миллиарды в строительство новой трубопроводной системы. Иными словами, «Южный газовый коридор» освободил Европейский союз от многомиллиардных инвестиций в создание стратегически важной трубопроводной инфраструктуры.

— Повлияют ли как-либо на реализацию «Южного газового коридора» низкие цены на углеводороды?
— Подобного влияния не видно. Цены были низкими уже полтора-два года назад и в Европе, и в Турции, а в первом квартале этого года поднялись на 15-20% выше, чем были в четвертом квартале прошлого. В целом, несмотря на удешевление газа и для Европы, и для Турции, это не повлияло на темпы реализации азербайджанских экспортных проектов. Финансовые институты и международные банки не отказались от выдачи долгосрочных кредитов азербайджанской стороне для финансирования своей доли в проектах. Почти все банки, в которые мы обращались, или согласились, или рассматривают наши предложения, а значит, низкие цены не повлияли на финансирование «Южного газового коридора». Что касается прибыльности проекта «Шахдениз» и транспортировки газа, то, безусловно, цены пока не могут устроить инвесторов, так как они не достигли того уровня, по которому хотелось бы продавать газ. Однако напомню, что продажа газа в Турцию начнется в 2018 году, а в Европу — в 2020 году. До этого времени все надеются, что цены поднимутся либо будет другая ситуация на рынке. Думаю, что рост цен на нефть с 6-9-месячным отставанием поднимет и цены на газ.
— На ваш взгляд, тот факт, что в Турции сейчас снижается потребление углеводородов, является краткосрочной или долгосрочной тенденцией?

— Прогнозы о потреблении газа в Турции показывают, что спрос будет очень быстро расти в перспективе: к 2030 году потребление вырастет с 45 миллиардов кубометров в 2012 году до 80 миллиардов кубометров в год. Это один из самых быстрорастущих прогнозов по всей Европе. Мы, в свою очередь, проведя анализ в 2014 году, который опубликовали в Оксфордском институте энергетических исследований, дали более сдержанный прогноз: к 2030 году турецкая потребность в газе достигнет не более 67-70 миллиардов кубометров в год. Наши ожидания оказались более объективными — с середины 2014 года потребление газа падает. В стране проводится политика ограничения потребления газа. Потому, что потребности в голубом топливе приводят к еще большей зависимости от внешних игроков. В этом году турецкий Energy Market Regulatory Authority прогнозирует сохранение потребления на уровне 46 миллиардов кубометров газа. В итоге необходимо понимать, что Турция — это огромный рынок, на котором происходят изменения, в том числе и в результате вмешательства государства. В будущем Анкаре будет сложно сдерживать спрос на газ, но расти он будет очень медленными темпами, около 1,5-2% в год. Азербайджану необходимо это учитывать, ведь Турция для нас является основным рынком, наиболее выгодным в финансовом отношении и из-за расстояния, и из-за цен.
— Как изменит азербайджанский газ ситуацию на рынках тех стран, которые будут его закупать?
— Наша доля на итальянском рынке составит 40% от поставок «Газпрома», в Греции — 38%, в Болгарии — 36%. В количественном отношении Болгария законтрактовала чуть меньше 1 миллиарда кубометров в год, Греция — 1 миллиард кубометров в год, а Италия взяла 8 миллиардов кубометров в год. На всех трех рынках есть один крупный поставщик, обеспечивающий большую часть импортного газа, — «Газпром». Если же взглянуть на ту долю рынков Болгарии, Греции и Италии, которую займет Азербайджан, то станет понятно, что для этих стран диверсификация поставок станет реальной. Безусловно, общая потребность Европы в газе сейчас составляет приблизительно 450 миллиардов кубометров в год, однако Азербайджан не намерен снабжать всю Европу своим газом. Речь идет только о трех вышеупомянутых странах.
— Интересно ли Азербайджану вхождение российских компаний в «Южный газовый коридор», в его европейскую часть — TAP?
— Трансадриатический трубопровод (TAP) — это европейский проект, он находится на территории Европы и регулируется европейскими законами. Согласно «Третьему энергетическому пакету», если третья сторона захочет использовать существующий трубопровод, даже если трубопровод полностью принадлежит компании, инвестирован и построен ею, она обязана позволить другим компаниям транспортировать газ по нему за определенную плату. При этом для «Шахдениз» было сделано 25-летнее исключение из европейского законодательства: ближайшие 25 лет азербайджанский газ будет транспортироваться по TAP и никакая другая компания не будет иметь права занимать эту нишу. Исключение сделано только для первой стадии TAP, поэтому, когда мощность трубопровода будет расширена с 10 миллиардов кубометров в год до 20 миллиардов, консорциум обязан будет рассматривать все заявки от компаний, которые захотят экспортировать свой газ через TAP. На это, вероятно, и рассчитывает «Газпром», когда говорит, что хочет войти в Трансадриатический трубопровод.

Полный текст
на сайте «Вестник Кавказа»

TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 18.04.17 | Просмотров : 316

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com