Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры
















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Персона Канцлер, смотревший в будущее

Вилли Брандт был провозвестником единой демократической Германии
Вилли Брандт был поистине эпохальной личностью. Крупнейшая фигура в мировом социал-демократическом движении, он стал первым лидером левого толка в истории Федеративной Республики Германия. И в этом качестве Брандт сделал первые шаги на пути объединения своей родины, расколовшейся по воле государств — победителей во второй мировой войне. Он явился провозвестником единого немецкого государства, а также проводником политики мира, которая, по его же собственным словам, является «единственной реальной политикой нашей эпохи». Натиг НАЗИМОГЛУ
Герберт Фрам
по прозвищу Политик

18 декабря 1913 года 19-летняя жительница города Любека Марта Фрам, работавшая продавщицей в магазинчике потребительской кооперации, родила внебрачного ребенка. Мальчик получил имя Герберт-Эрнст-Карл, но в германскую и всемирную историю он вошел под именем Вилли Брандта.
«Об отце мне ничего не рассказывали ни мать, ни дед, у которого я вырос, — вспоминал он. — Само собою разумеется, что я не спрашивал о нем. А поскольку он, как было очевидно, ничего не хотел обо мне знать, я и со временем не считал возможным разыскивать отцовские следы». Лишь через много лет, когда желтая пресса заинтересовалась тайной происхождения Вилли Брандта, он выпытал у матери всю правду о своем отце и узнал, что им был Йон Мёллер из Гамбурга. От объявившихся родственников отца он узнал, что до самой своей смерти в 1958 году Йон все собирался связаться с сыном, но так и не сделал этого.
Благодаря деду, убежденному социалисту Людвигу Фраму, Герберт с самого раннего детства приобщился к рабочему движению, проникся чувством справедливости и уважения к человеческому достоинству. Свое обучение маленький Герберт начал в неполной средней школе святого Лоренца. В 14-летнем возрасте он продолжил образование в реальном училище. Его успехи в учебе были столь впечатляющими, что уже через год при поддержке одного из учителей он смог поступить в лучшую в городе гимназию — Йоганнеум. В тот год мать Герберта вышла замуж, а сам он окончательно переселился к деду.
В гимназии Герберт начал писать статьи для социалистической газеты «Любекер фольксботен» («Любекский народный вестник») под псевдонимом Вилли Брандт, который и стал его постоянным именем. В своей первой статье он призывал молодых социалистов не «терять времени на бессмысленные игры и танцы», а «активно готовиться к будущему участию в политической борьбе». Не удивительно, что среди одноклассников он получил прозвище Политик. В возрасте 17 лет Вилли Брандт стал членом Социал-демократической партии Германии (СДПГ).
То было время глубочайшего кризиса Веймарской республики. В условиях падения жизненного уровня большинства населения к власти рвались две тоталитарные партии — нацисты и коммунисты. Брандт даже участвовал в нескольких уличных стычках с коричневорубашечниками. Но он не желал иметь ничего общего не только с фашистами, но и с коммунистами, полагая, что эта партия «откровенно игнорирует возможности и потребности Германии».
Между тем Брандт протестовал и против политики руководства СДПГ, которое он обвинял в беспомощности и нерешительности. Когда в 1931 году от партии откололось левое крыло, создавшее Социалистическую рабочую партию (СРП), Брандт оказался среди раскольников. Через год он окончил Йоганнеум и поступил на работу в кораблестроительную компанию учеником в конторе корабельного маклера, где стал улаживать определенные формальности в Любекском порту. Спустя несколько месяцев к власти в Германии пришли нацисты, развернувшие террор против политических противников. Все партии, кроме нацистской, были запрещены. В марте 1933 года СРП провела нелегальный съезд в пивной около Дрездена. Среди делегатов был и 20-летний Вилли Брандт.
«Все время, пока я был
за пределами Германии,
не забывал, что я немец»

Вскоре, спасаясь от ареста, Вилли Брандт нелегально перебрался на рыбацкой лодке в Данию, откуда отправился в Норвегию. В кармане у него было только 100 марок, полученных на дорогу от деда. Это была их последняя встреча — в 1934 году Людвиг Фрам покончит с собой, не сумев пережить то, что большинство соотечественников поддержали ненавистных ему нацистов.
В Норвегии Брандт изучает историю и философию в университете Осло. Но получить диплом ему помешали дела политические. Он настолько овладел норвежским языком, что смог жить на гонорары от статей, публиковавшихся в норвежских газетах. Путешествуя по Западной Европе в предвоенные годы (осенью 1936 года он даже побывал инкогнито в Германии), Брандт способствовал организации антифашистского движения. В 1937 году он в качестве военного корреспондента норвежских газет освещал события гражданской войны в Испании. Хотя он защищал левых республиканцев, отношение его к поддерживаемой ими советской модели социализма было довольно критическим.
В январе 1937 года Вилли Брандт от имени СРП, вместе с лидерами германской Компартии и СДПГ, а также известными деятелями немецкой культуры подписал антифашистское воззвание к своему народу. Гитлеровский режим оценил его роль в антифашистской борьбе, лишив Брандта в 1938 году немецкого гражданства. Вернувшись в Норвегию, Брандт принял гражданство этой страны.
В 1940 году, в возрасте 27 лет, он женился на Шарлотте Торкильдсен, в браке с которой у него родилась дочь Нинья. Однако спустя семь лет семья распалась, и вскоре Брандт женится на норвежской журналистке Рут Хансен, которая станет матерью троих его сыновей — Петера, Ларса и Маттиаса.
Но этому предшествовали события, в значительной степени определившие политическую судьбу Брандта. Вскоре после того, как германские войска в 1940 году вступили на территорию Норвегии, Брандт одел форму норвежского солдата и стал в ряды защитников страны. Он попал в плен, но друзья помогли ему бежать, после чего Брандт перебрался в нейтральную Швецию. В Стокгольме он оставался до конца войны. Здесь он принимал участие в руководстве норвежским подпольем, несколько раз нелегально выезжая в оккупированную Норвегию, активно участвовал в организациях социал-демократов — политэмигрантов из европейских стран, поддерживал контакты с лидерами антифашистского Сопротивления различных народов.
Кроме того, Брандт основательно ознакомился с деятельностью и программой шведской социал-демократии, став приверженцем той модели социализма, которая не отрицала преимущества рыночной экономики. Брандт пришел к выводу: правовое демократическое государство — абсолютная ценность для рабочего движения, тогда как классовая борьба отнюдь не является абсолютом. «Шведская социал-демократия еще убедительнее, чем норвежская, продемонстрировала мне, что такое недогматическое и свободолюбивое народное движение, которое осознает свою силу», — подчеркивал впоследствии Брандт. Опыт «шведского социализма» пригодится ему, когда он вернется в Германию и начнет свой путь к вершинам политической власти ФРГ.
В 1944 году Брандт вновь вступает в ряды СДПГ. Тоска по родине давала о себе знать. Вспоминая те годы, Вилли впоследствии отмечал: «Все время, пока я был за пределами Германии, я не забывал, что я немец».
Возвращение на родину
После разгрома гитлеровской Германии Брандт в качестве норвежского корреспондента освещал ход Нюрнбергского процесса, а в следующем году стал норвежским пресс-атташе в Берлине. В 1948 году он отказался от норвежского подданства и подал ходатайство о возвращении ему немецкого гражданства. Ему пошли навстречу. Вновь обретя гражданство Германии, Брандт избрал местом жительства Западный Берлин. Здесь он устроился на работу в качестве личного адъютанта Эрнста Ретера, коменданта Западного Берлина. В 1949 году городской полицейский президиум признал его псевдоним Вилли Брандт как официальное имя. С этого времени началась его политическая карьера в новой Германии. После провозглашения Федеративной Республики Германия в том же 1949 году Брандт был избран депутатом первого западногерманского Бундестага от партии СДПГ.
В тяжелейшее для немцев время, когда отношение к ним со стороны народов, только что освободившихся от рабства и ужасов гитлеризма, было наполнено ненавистью и презрением, Брандт выступает с доктриной ненасильственного отношения к человеку. Он призывает соотечественников с высоко поднятой головой строить новое общество, осознающее, что человека надо принимать таким, каков он есть, с его достоинствами и недостатками, что его нельзя насильно втиснуть в какую-то определенную общественную систему и уж тем более пытаться изменить его с помощью этой системы. Вилли Брандт отстаивает мысль, что лишь при сочетании экономической свободы, социальной защищенности и справедливости возможно построение демократического государства. «Социализм — это нечто больше, чем огосударствление средств производства. Социализм невозможен без свободы и демократии», — утверждал Брандт.
Значительными для депутата Брандта стали события 17 июня 1953 года, когда демонстрация возмущенных повышением трудовых норм строителей в восточном секторе Берлина была разогнана советскими танками, а негодующие западноберлинцы готовы были ринуться через открытую границу у Бранденбургских ворот на помощь соотечественникам. Брандт был в числе тех, кто еле удержал свой народ от действий, которые могли привести его к новым жертвам и новой катастрофе.
Бургомистр
Западного Берлина

Заседая в муниципальном собрании Западного Берлина, Вилли Брандт постепенно укреплял свой политический авторитет и в 1957 году был избран бургомистром. «Осенью 1957 года я стал бургомистром Берлина, — вспоминал позже Брандт. — Десять лет отвечал за судьбы людей в осажденном городе. Став в 1949 году членом германского Бундестага, я оказался на передовых рубежах немецкой политики. Еще в молодости я решил бороться против нацистского господства, означавшего закабаление и войну. В Берлине я стоял на стороне тех, кто сопротивлялся насильственному распространению коммунистической идеологии и мертвой хватке сталинизма. Это была чистейшая самооборона, мой долг по отношению к людям, которые много пережили и хотели начать все сначала. В то же время это была и забота о сохранении столь непрочного мира… Речь шла о праве на самоопределение, речь шла также о том, чтобы добровольной капитуляцией не вызвать цепную реакцию, которая могла бы вылиться в новый военный конфликт. Берлинский опыт научил меня: бессмысленно пытаться пробить лбом стену, если только эта стена не из бумаги, но вместе с тем никогда не следует мириться с произвольно воздвигаемыми преградами. Не каждому это принесет пользу поначалу, но жизнь многих зависит от того, насколько упорно мы будем бороться за торжество разума и взаимопонимание. Права человека не падают с неба, гражданские свободы — тоже…»
Когда в октябре 1958 года советский руководитель Никита Хрущев потребовал от США, Англии и Франции «ликвидировать остатки оккупационного режима в Берлине» и в течение шести месяцев вывести свои войска из западного сектора, Брандт первым ответил на ультиматум: «Мы не из тех, кого способен повалить порыв ветра... Мы безоружны, но у нас есть право на жизнь...»
После того, как Брандт отверг ультиматум, Восточная Германия начала строить стену для прекращения доступа в Западный Берлин. Надежды на то, что США воспрепятствуют дальнейшему строительству, рухнули, когда президент Джон Кеннеди пояснил в письме западноберлинскому бургомистру, что такие меры не планируются.
В августе 1961 года Берлинская стена разделила город на западную и восточную части. Вилли Брандт обратился к соотечественникам со следующими словами: «Мы должны научиться жить со стеной... Нам надо спокойно и основательно подумать о том, чтобы сделать ее прозрачней. Ее нельзя устранить — она должна стать ненужной в рамках более крупного процесса».
Отстаивая общегерманские интересы, Брандт в то же время уделял огромное внимание усилению левого движения. В 1959 году совещание руководителей СДПГ в Бад-Годесберге решило порвать с традиционной марксистской идеологией. Этому во многом способствовал набиравший все большую популярность в рядах партии Вилли Брандт, который, наряду с чисто социалистическими идеями, поддерживал частную собственность, рыночную экономику и религиозную терпимость.
Осознавая, что пост бургомистра не дает ему возможности в полной мере раскрыть свои возможности, Брандт выдвинул свою кандидатуру на выборах канцлера ФРГ от СДПГ. Но его противники во главе с лидером христианских демократов Конрадом Адэнауэром развернули яростную кампанию дискредитации соперника. Фото Брандта в норвежской военной форме с надписью «Мы не будем голосовать за предателя» были развешены по всей стране. В результате лидер СДПГ проиграл выборы и на целых три года ушел с политической арены.
«Я намерен быть
канцлером не покоренной,
а освобожденной Германии»

Брандт не сдался, в 1961 году он вновь стал депутатом парламента. Спустя три года его выбирают председателем СДПГ. А в 1966 году, когда социал-демократы составили коалицию с ХСС и ХДС, Вилли Брандт стал вице-канцлером и министром иностранных дел в правительстве канцлера Курта Кизингера (ХДС). Возглавив внешнеполитическое ведомство, он все свои силы направил на создание «европейского мирного порядка». Брандт считал необходимым достичь единства Западной Европы и отстаивал экономическое и военное сотрудничество с бывшими противниками Германии. Тогда же им было положено начало «Остполитик» — «Восточной политики», направленной на разрядку в отношениях с соседями ФРГ на востоке.
Политический триумф Вилли Брандта наступил в октябре 1969 года, когда он возглавил коалицию СДПГ со Свободной демократической партией и занял пост канцлера. В своей первой речи на этом посту он заявил: «Я намерен быть канцлером не покоренной, а освобожденной Германии».
Первейшим своим долгом Брандт считал помочь своему народу преодолеть недавнее прошлое. «Нет народа, который мог бы скрыться от своей истории», — сказал он. 7 декабря 1970 года канцлер ФРГ Вилли Брандт преклонил колени перед монументом жертвам нацизма в Варшавском гетто. Этим символическим жестом он просил прощения за преступления гитлеровского режима перед человечеством. Вскоре он побывал с визитом в Израиле, который ознаменовал историческое примирение немецкого и еврейского народов.
Если Конрад Аденауэр, в бытность свою канцлером, сделал все, чтобы ФРГ интегрировалась в западную систему, то Вилли Брандт наладил добрососедские отношения с восточноевропейскими странами. Работая в тесном сотрудничестве с министром иностранных дел Вальтером Шеелем (СвДП) и своим ближайшим советником Эгоном Баром (СДПГ), Брандт заключил договоры, в соответствии с которыми ФРГ отказалась от территориальных притязаний и признала послевоенные границы с Советским Союзом, Польшей и Чехословакией. Согласно четырехстороннему соглашению по Берлину, Советский Союз признавал принадлежность Западного Берлина к Западу, гарантировал свободный доступ из Западной Германии в Западный Берлин и признавал право жителей Западного Берлина посещать Восточный Берлин. Впервые через много лет родственники из разных частей Германии смогли увидеть друг друга. 8 ноября 1972 года обе части Германии — Восточная (ГДР) и Западная (ФРГ) официально признали суверенитет друг друга. В 1973 году они вступили в Организацию Объединенных Наций.
Однако по одному ключевому вопросу Брандт не сумел достичь согласия с советским руководством. Если СССР настаивал на том, что новые договоры закрепили разделение Германии и Европы на Восточную и Западную, то правительство ФРГ утверждало, что «Восточные договоры» не отменяют возможности мирного объединения Германии.
Усилия Брандта по достижению разрядки на международной арене, охваченной «холодной войной», не остались незамеченными. В 1971 году ему была присуждена Нобелевская премия мира в знак признания «конкретных инициатив, повлекших ослабление напряженности» между Востоком и Западом. В своей нобелевской лекции Брандт говорил о необходимости европейского единства. «Идеологические контрасты, как и раньше, создают границы, — отмечал он, — и большим шагом вперед будет преодоление разницы в идеологии во имя общих интересов». Далее он сказал: «Если при подведении итогов моей деятельности будет сказано, что я помог открыть путь новому чувству реальности в Германии, то это явится осуществлением большой надежды моей жизни… Хороший немец знает, что он не может отказаться от европейского предназначения. Благодаря Европе Германия вновь обретает самое себя и созидательные силы своей истории. Наша Европа, рождение которой сопровождалось страданиями и крещениями, — это обязательное веление разума».
На фоне успеха «Восточной политики» внутренняя политика кабинета Брандта сопровождалась немалыми проблемами. В ФРГ, вследствие энергетического кризиса и резкого повышения мировых цен на нефть, упал рост производства, возросла инфляция. По стране прокатилась волна стачек. Во всем этом обвиняли канцлера. Вдобавок был арестован личный адъютант Брандта Гюнтер Гийом, обвиненный в шпионаже в пользу ГДР. И Брандт решает уйти в отставку.
Воплощение мечты
Однако политическая карьера Вилли Брандта на этом не закончилась. Он остался председателем СДПГ и с 1976 года возглавлял Социалистический интернационал, объединявший в своих рядах 49 социал-демократических партий всего мира. Обязанности председателя Социнтерна не отодвинули дела партии для Брандта на второй план. В течение 13 лет (1969-1982) социал-демократы возглавляли правительство ФРГ. Как председатель СДПГ Брандт участвовал в формировании внутренней и внешней политики страны. В 1987 году после ухода в отставку с поста председателя СДПГ он был избран почетным председателем партии.
В 1985 году Брандт был удостоен Эйнштейновской премии мира, учрежденной в память вклада Альберта Эйнштейна в дело мира. В том же году вышла книга Брандта «Организованное безумие. Гонка вооружений и голод в мире», вызвавшая большой резонанс в мире. «В последние годы в некоторых развивающихся странах наблюдался прогресс, но многое стало еще хуже. Об этом свидетельствуют катастрофический голод в Африке, а также долговой кризис Латинской Америки. Свои выводы я сделал не для экспертов не для того, чтобы вызвать разочарование, а, наоборот, чтобы призвать к конструктивному беспокойству. Нашим собственным интересам противоречит то, что развивающиеся страны с их экономическими и социальными проблемами мы предоставляем самим себе, вместо того чтобы рассматривать их в качестве наших партнеров. Над всеобщим миром нависнет угроза, если конфликт между Востоком и Западом и гонка вооружений все больше будут охватывать «третий мир»…», — предупреждал Брандт.
В то время когда международный авторитет Вилли Брандта достиг своей наивысшей точки, в его личной жизни произошла драма, которая получила развитие и после его смерти. В 67-летнем возрасте Брандт оставил вторую жену, с которой прожил почти 33 года, и женился на своей секретарше Бригитте Зеебахер, которая несколько лет спустя не допустила Рут даже на похороны бывшего мужа. Большое возмущение в немецком обществе вызвало и стремление Бригитты объявить своей личной собственностью архивное наследие Брандта, включая и партийную документацию.
И все же перипетии личной жизни не отвлекли Брандта от увиденного им на склоне лет воплощения своей мечты — объединения Германии. В 1990 году, как старейший депутат Бундестага, экс-канцлер открывал заседание первого в послевоенной истории общегерманского парламента.
«Я знаю, что не добился бы ничего существенного, если бы в юности избрал путь, казавшийся более легким»
С августа 1992 года состояние здоровья Брандта стало сильно ухудшаться. Он умер 8 октября того же года. Правительство организовало ему пышные похороны. Прощание с Брандтом проводилось в Шенебергской ратуше — бывшей резиденции западногерманского Cената. Вилли Брандта похоронили на Лесном кладбище в берлинском районе Целендорф. В соответствии с волей покойного его могила находится рядом с могилой другого видного социал-демократа Эрнста Ройтера. Брандт пожелал, чтобы на его надгробной плите была выбита надпись: «Мы делали, что могли».
В своих мемуарах Вилли Брандт писал: «Я не переоцениваю того, что мне удалось достичь в Берлине, а потом в Бонне. Но я знаю, что не добился бы ничего существенного, если бы в юности избрал путь, казавшийся более легким, если бы не был готов к тому, что меня могут не только не понять и оскорбить, но и угрожать самому моему существованию. Если бы сначала не почувствовал, а потом не усвоил одну простую вещь: не надо бояться глупостей, научись сносить превратности судьбы, если ты хочешь помогать обществу — в национальном и более широком масштабе — идти вперед».
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 15.08.09 | Просмотров : 3099

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Апр.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
 
Новости партнеров

Месси на последних секундах принес "Барселоне" победу в Эль-Класико

В борьбе за кресло президента Франции новый лидер: Эммануэль Макрон

Avtomobil 60 ya

Саргсян по частям раздает Армению картежникам

Гороскоп на понедельник: Овна лучше не провоцировать, а в жизнь Девы ворвется свежая струя

4 otaql

Асим Моллазаде: Азербайджан рассчитывает на поддержу США и НАТО

В Филармонии открылся IX Международный фестиваль Мстислава Ростроповича

Сотни парижан вышли на марш протеста

МВД Франции назвало Ле Пен фаворитом президентской гонки

"Историческая призма": 1920-й. Как армяне рвались к бакинской нефти

Айдын Мирзазаде: Азербайджан - единственная страна в регионе, в которой заинтересованы США

Мевлют Чавушоглу: Формат Азербайджан-Турция-Россия укрепит стабильность в регионе

Fransa il

On bir milyon frans

Эрдоган уступил кресло школьнику

"Mahn

M

Tan

G

Az

Макрон и Ле Пен вышли в лидеры на выборах президента Франции


Az

У Трампа нет фаворита на выборах во Франции

 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com