Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Политика Джинн сепаратизма вырвался из бутылки


Референдум в Каталонии стал острейшим внутренним вызовом всей Европе



Сепаратизм, начинающийся, как правило, с мирных, казалось бы, инициатив — обращения автономных образований в центральные органы страны с просьбой об отделении или даже проведении референдумов, нередко перерастает в затяжной конфликт со всеми тяжелейшими последствиями для целого региона. О том, как это происходит и чем чреват, мы в Азербайджане знаем не с чужих слов. Но до недавнего времени эту беду, несущую угрозу всему существующему мироустройству, международное сообщество предпочитало не замечать. О ней всерьез заговорили только сейчас, когда джинн сепаратизма вырвался из бутылки уже и в Европе.



Алина КУПЦОВА

Попытки Каталонии добиться независимости, наткнувшиеся на ожесточенное сопротивление официального Мадрида, держат в напряжении всю Европу. Наряду с историческим наплывом мигрантов и Brexit ситуация в Испании — острейший внутренний вызов для Европейского союза. Победа каталонцев, пусть даже частичная, способна запустить маховик сепаратизма в других странах ЕС, вдохновив потенциально бунтарские регионы. А таких на просторах Старого Света, кстати говоря, немало.
Испанию разрывают с разных сторон. «Нельзя перекраивать границы в Европе» — так канцлер Германии Ангела Меркель отреагировала на аннексию Крыма Россией. Ситуация в Украине и борьба Каталонии за независимость несравнимы, но для ЕС это одинаково сильная головная боль.
«Опасения вокруг референдума в Каталонии связаны с тем, что во многих странах Европы также есть потенциально «взрывоопасные» регионы. Главное, что беспокоит европейцев, — цепная реакция. Внешнее воздействие может разбудить дремлющие конфликты в Европе. Ведь сложно говорить о моноэтнических нациях в рамках европейских государств», — говорит содиректор программ внешней политики и международной безопасности Центра Разумкова Михаил Пашков.
Мадрид избрал силовую тактику подавления сепаратистских настроений в Каталонии во многом потому, что это далеко не единственный проблемный регион в стране. Не меньший риск для целостности Испании несет Страна басков. Это автономное сообщество, включающее в себя три провинции. Как и в Каталонии, здесь высокий уровень жизни и сильные сепаратистские настроения — исторически баски тяготеют к Франции.
При этом Страна басков предпочитала более радикальные способы борьбы за независимость, чем каталонцы. Еще в 1959 году с этой целью была создана организация ЭТА, которая на разных этапах не брезговала террористическими методами и пользовалась поддержкой в том числе Советского Союза. На фоне состоявшегося в другой мятежной автономии Испании референдума глава правительства Страны басков Иньиго Уркулью Рентерия уже заявил, что баски и каталонцы хотят сами определять свое будущее.
Сепаратисты Туманного Альбиона. Референдум в Каталонии ожидаемо поддержала и Шотландия — центр сепаратистских настроений в Британии. Еще в начале прошлого века здесь начало усиливаться движение за независимость. В 2014 году шотландцы даже провели референдум, но результат оказался неутешительным для местных националистов: 55,3% жителей высказались против отделения. В отличие от Каталонии, референдум в Шотландии прошел цивилизованно и конституционно, став выстраданным компромиссом между Лондоном и Эдинбургом.
Казалось, кризис пройден, но ситуация снова обострилась после голосования за Brexit. 62% шотландских избирателей выступили за сохранение членства Великобритании в ЕС.
Несмотря на это, центральное правительство планомерно реализует курс на выход из Евросоюза, что стало поводом для инициирования нового шотландского референдума. В этот раз Лондон сумел осадить шотландцев, но местные националисты от своей идеи не отказались.
В Британии есть еще один давний потенциальный очаг сепаратизма — Северная Ирландия. Весной этого года там активно обсуждали тему референдума об отделении. На фоне грядущего Brexit эта тема снова может активизироваться.
Фландрия не хочет «кормить» Бельгию. Хватает проблем и у Бельгии. Партии «Фламандский интерес» и «Новый фламандский альянс» (НВА) выступают за полную независимость Фландрии — наиболее экономически развитого региона, который, по их мнению, «кормит» страну.
На последних выборах в 2014 году НВА, кстати, лидировал на федеральном уровне с 20% голосов. Сейчас альянс входит в коалицию, и пять его членов представлены в правительстве. Показательно, что в последние годы идея отделения Фландрии стала более популярной. Ведь еще в конце прошлого века ее артикулировали лишь маловлиятельные партии ультраправого толка.
«Слабые места» Италии. Не все гладко и в Италии: правая партия «Лига Севера» агитирует за независимость провинций Пьемонт, Венето и Ломбардия, а также создание государства Падания со столицей в Милане. В 2014 году в Венето даже прошел непризнанный референдум по отделению. Организаторы уверяют, что более 80% проголосовали за независимость.
По-прежнему не решена и проблема Южного Тироля. Это один из самых богатых регионов Италии, отошедший к ней после Первой мировой войны. Местные оппозиционные политики все еще называют Италию оккупантом и время от времени реанимируют тему независимости.
Венгры в Трансильвании. В Румынии своя зона турбулентности — Трансильвания, которая ранее принадлежала Венгрии, а до этого Австро-Венгрии. Как следствие — на этой территории проживает много этнических венгров, которые имеют самоназвание секеи.
Еще в 2007 году Союз за возрождение Венгерской Трансильвании провел референдумы о территориальной автономии в трех трансильванских уездах. В 2009-м съезд представителей местных органов власти Секейского края провозгласил создание автономии. А в следующем году объявил венгерский язык официальным на региональном уровне.
Румынские власти, разумеется, не признали законность съездов. Позже они даже сообщали о попытках «венгерских» сепаратистов устроить теракты. Во многом из-за Трансильвании Будапешт и Бухарест периодически находятся в состоянии «холодной войны».
«Обозреватель», Украина











Какую роль играет международное признание?

Действительно ли референдум о самоопределении — эффективный способ добиться независимости? Оказывается, вовсе нет. Даже если народ проголосует «за», это не отменяет вопроса международного признания. Хотя некоторые референдумы о независимости и получили поддержку большинства, они так и не привели к независимости, поскольку для того требуется признание других стран.
Примеров тому немало. Так, в 1981 году Сискей стал независимым от ЮАР в результате прошедшего годом ранее референдума. Тем не менее он не был признан ООН и другими государствами и вернулся в состав страны в 1994 году. Признание носит в высшей степени дипломатический и политический характер, о чем свидетельствует, например, случай Южной Осетии.
Кроме того, важно еще и то, кто признает государство. «Вступление в ООН является очень важным признаком государственности, — отмечает профессор права из Страсбургского университета Эмануэль Кастелларен. — Стратегия сепаратистов как раз опирается на аргумент о демократическом процессе для содействия международному признанию. Но его и недостаточно для утверждения государственности».
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 05.10.17 | Просмотров : 227

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Дек.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com