Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Главная Ефим РЕЗВАН, доктор исторических наук (Россия):«Коран бесконечен. Он принадлежит к тем текстам, которые избрало человечество, чтобы каждый раз читать заново»


7 октября исполнилось 60 лет заместителю директора по научной работе Музея антропологии и этнографии им.Петра Великого Российской академии наук (РАН), доктору исторических наук Ефиму РЕЗВАНУ. Эту знаменательную дату он отметил не в родных стенах Кунсткамеры, где работает уже 17 лет, а в Иордании, поднимаясь на ослике на гору Харуна неподалеку от Петры. Экспедиция проводилась в рамках международного проекта «Материальный мир Корана». После возвращения из Иордании он дал интервью сайту «Мусульмане России». Предлагаем вниманию читателей «Азербайджанских известий» эту беседу с небольшими сокращениями.




— Год назад, в сентябре 2016 года, у вас была встреча с мусульманскими лидерами России. Она оказалась результативной?
— Она стала очень серьезным толчком для развития отношений между Кунсткамерой и мусульманским сообществом. С моей точки зрения, одной из серьезных проблем российского исламоведения является то, что мы, ученые, замкнуты в своем мире. Наши знания нужны и государству, и общине мусульман, но получается так, что мы работаем сами по себе, никак не координируя свою работу с общиной. Мне кажется, то, что удалось сделать за последний год — создать Международный центр исламских исследований, — это большой шаг вперед. В новый центр вошли Музей антропологии и этнографии РАН (Кунсткамера), Московский исламский институт при ДУМ РФ, Российский институт стратегических исследований (это государственная аналитическая структура), Государственный музей истории религии в Санкт-Петербурге и фонд «аль-Макам». В нашем музее 22 человека из приблизительно 80 сотрудников занимаются исследованиями, которые так или иначе посвящены исламу. У нас выделена тема — многообразие мира ислама, и я этой темой руковожу. В Кунсткамере громадные исламские коллекции, одни из крупнейших и богатейших в мире, в значительной степени нетронутые. Они должны и будут являться базой наших исследований. В связи с тем, что создан фонд «аль-Макам», мы организуем сразу несколько акций.

В Петербурге в ноябре (20-26 ноября) пройдут Дни исламской культуры, в программе которых — большая международная конференция и несколько важных событий, к которым мы имеем прямое отношение темой «Образ дервиша в русской поэзии». Есть ряд замечательных стихотворений, которые мы решили на этой выставке представить. Мы очень надеемся, что нам удастся пригласить на открытие — а открытие будет одновременно и презентацией нашего Международного фонда исламских исследований и презентацией фонда «аль-Макам» — крутящихся дервишей из Турции. Я много раз уже говорил в СМИ о мусульманских праздниках. Мне очень хочется, чтобы люди независимо от своего вероисповедания, живущие в Санкт-Петербурге, тоже ощущали эти дни как праздники. Я понимаю, что это амбициозная задача, но Гурбан байрамы или Ураза байрамы — праздники очень большого числа наших соседей, тех, кто живет в этом городе. Если мы хотим, чтобы они радовались нашим праздникам, мы должны понимать и радоваться их праздникам.
— То есть созданный вами Международный центр в ноябре готовит не только для мусульман города, но и для всех петербуржцев большой праздник…
— Да, а в начале декабря в Государственном музее истории религии пройдет еще одна выставка, с моей точки зрения, очень любопытная. Все знают историю волхвов: ведомые звездой, они отправились в Вифлеем, чтобы поклониться новорожденному Иисусу. В евангельском повествовании также говорится, что волхвы пришли с востока. Поэтому в течение многих и многих веков сложилось совершенно четкое представление о том, что волхвы пришли из Персии. По отношению к Вифлеему Персия находится на востоке. Но проблема в том, что географические представления того времени, бытовавшие в Палестине, в Сирии, были иными. Карта в то время была ориентирована на восток, а не на север, как у нас сейчас. Мы только что вернулись из экспедиции в Иорданию. Там в небольшом городке Мадаба сохранилась фантастическая мозаика на полу — карта Святой земли. Она создана в 560 году, т.е. за 10 лет до традиционной даты рождения пророка Мухаммеда. И она как раз ориентирована на восток. И если мы примем во внимание эту поправку, то получается, что волхвы пришли совсем даже не из Персии, а с крайнего юга Аравии. Будет 5-минутное видео, на котором я всю эту историю буду рассказывать. Занимаясь этой темой, я неожиданно для себя понял, что те тексты, которые существуют в Коране относительно пророка Исы, — очень конкретные. С моей точки зрения, если четко и правильно следовать Корану, то мусульмане вместе с христианами могли бы отмечать Рождество. Я эту истину постараюсь преподнести.
— На выставке можно будет познакомиться с айятами, посвященными пророку Исе и Марьям?
— Да, все это будет. Моя недавняя поездка в Иорданию — это первая часть большой экспедиции, которая будет весной будущего года. Я стараюсь со своей коллегой Анной Кудрявцевой доказать теорию, что те библейские и новозаветные предания, которые так или иначе вошли в Коран, те библейские и новозаветные персонажи, которые упомянуты в Коране, все они связаны со святыми местами, которые существовали вдоль громадного транспортного коридора — пути благовоний. Мы посетили многие места этого пути, и для меня это на самом деле стало паломничеством как для православного человека. Я очень рад, что в день своего 60-летия я забрался на гору Аарона (Харуна), брата пророка Мусы. Эта гора господствует над всей Иорданией, с нее виден Иерусалим. На вершине небольшая мечеть, которую посещают и где молятся и мусульмане, и иудеи, которые специально приезжают из Израиля. На вершину горы нет дороги, туда надо карабкаться, тропка весьма условная. Но приходят туда и русские паломники, зажигают свечи, так мне рассказали местные бедуины. Никто никому ничего не доказывает, никто никого не заставляет карабкаться по жаре два с половиной часа на эту вершину. Люди по зову сердца туда идут. И мусульманам, и христианам, и иудеям представляется важным посетить одно и то же место и что-то там, наверху, почувствовать!
— Вы исповедуете принцип «Коран объясняет сам себя». И в то же время вы работаете над книгой «Материальный мир Корана». В этом нет противоречия? Получается, что некоторый лексический состав Корана требует объяснения?
— Дело в том, что Коран для нас — совершенно уникальный исторический источник. Он прозвучал в известном месте и в известное время, а именно с 610 по 632 год в Мекке и Медине. Другого такого источника в мире не существует. Полторы тысячи лет существует этот текст с очень сложной структурой. Существование древних рукописей Корана и их исследование показывают, что серьезных изменений в этом тексте на протяжении минувших веков не было. Поэтому мы сегодня видим достаточно стройную картину фиксации текста Корана. Коран — живая речь, при том, что мы не знаем очень часто, что значат сами базовые понятия. Ведь наш взгляд на мир во многом отличается от взгляда на мир жителя Аравии начала VII века. Вот вам пример: в выдающемся, на мой взгляд, с трудной судьбой переводе Корана И.Ю.Крачковского есть аят, в котором описывается, как грешника поведут в ад. Игнатий Юлианович переводит: «Мы заклеймим его хобот». Что это за хобот? На самом деле (тут уже можно говорить о коранической этнографии) этот образ связан с совершенно конкретными реалиями: паршивый верблюд, которого лечат с помощью горячей смолы, бесится, ему пробивают нос, вставляют дополнительное удило, палочку, и за эту палочку тянут, куда надо. Абсолютно ясная и понятная картина, которую легко представлял слушатель пророка. То, что Крачковский переводит как хобот, и есть та самая палочка. Крачковский, поскольку место темное, обратился к комментариям, хотя он старался не обращаться к комментариям. Ведь комментарии создавались в среде совершенно другой, спустя 300, 500 лет. Более того, они создавались людьми, которые принадлежали к другой культуре. Так как же понять этот аят без привлечения дополнительного материала? В Коране сказано все предельно точно, но нам — непонятно. Еще один важный момент. В последнее время публикуется в исламском мире и на территории бывшего СССР очень много книжек для детей, посвященных мусульманам, жизни пророка. Книжки иллюстрированные, с пейзажами. Но они воспроизводят картину, привычную, скажем, для Кыргызстана, Казахстана или Азербайджана. Мусульманский мир громаден, и когда мусульмане сегодня читают Коран, они наполняют его своим содержанием. Если речь идет об оазисе, они представляют свой оазис, который серьезно отличается от коранического. Но за каждым словом в Коране стоит определенное явление. Коран — уникальный источник по истории повседневности. Он обращен к живым людям, это очень живой текст. Поэтому для нас очень важно приехать туда, где этот текст возникал и звучал. Тогда очень многие вещи ты понимаешь естественным образом. Их понимание приходит интуитивно, не нужно десяток книг читать.
— Вы упомянули о коранической этнографии, появлением которой мы обязаны вам.
— Я счастлив, что мне удалось сформулировать это новое научное направление. М.Б.Пиотровский ввел в науку направление коранической археологии, а у нас в Кунсткамере — кораническая этнография. Безусловно, с коранической археологией мы очень перекликаемся, потому что для нас крайне важны предметы материальной культуры.
— Ваша кандидатская диссертация была посвящена 50 кораническим терминам. Можете ли сказать, что за прошедшие годы постигли большую часть лексики Корана?
— Коран бесконечен. Коран принадлежит к тем текстам, которые избрало человечество, чтобы каждый раз читать заново. Есть Библия, которую будут читать всегда, и есть Коран, который будут читать всегда. Этот источник уникальный. Мы планируем выпустить книгу «Материальный мир Корана», где будет представлена повседневная жизнь Аравии времен пророка, с электронной версией и с видеоиллюстрациями. Это будет в следующем году, а дальше — новый перевод Корана.
— Одно из занятий со студентами восточного факультета СПбГУ вы провели в Кунсткамере, познакомили ребят с мусульманскими коллекциями. Планируете ли и в дальнейшем практиковать такие занятия или выступать с лекциями, в МИИ, например?
— Для меня наиболее перспективным инструментом сейчас является дистанционное обучение. С 15 октября открыт свободный доступ к онлайн-курсу «Ислам: история, культура и практика». Он разработан учеными-востоковедами университета и специалистами Научной лаборатории анализа и моделирования социальных процессов СПбГУ. Этот курс позволит лучше понять Коран, историю развития арабского халифата, борьбу школ и течений богословской и философской мысли в исламе, искусство, культуру, религиозную практику мусульман. Лекции читают М.Б.Пиотровский, А.Д.Кныш, молодые коллеги с восточного факультета. Мои лекции посвящены коранической этнографии. Любой человек в любое удобное для себя время может прослушать эти лекции. Наш Международный центр исламских исследований готов быть ресурсной базой для такого рода курсов.

Полный текст
на сайте dumrf.ru

TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 28.10.17 | Просмотров : 96

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com