Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Главная Дэвид ПРИСТЛАНД, историк (Великобритания):«Коммунизма как радикальной мобилизации против рынка больше не существует»


Значение Октябрьской революции в России для хода мировой истории, ее роль и последствия в судьбе человечества в эти дни вновь оказались в центре внимания экспертов и аналитиков. Об этом же в интервью португальской Observador размышляет известный ученый, один из ведущих специалистов в области современной истории, профессор Оксфордского университета Дэвид ПРИСТЛАНД.



— Каково значение произошедшей сто лет назад Октябрьской революции в мировой истории? Чем она интересна для современных поколений?
— Понятно, что Октябрьская революция не так важна для сегодняшней политики, как это было 50 или 70 лет назад, но она является одним из самых значимых событий в мировой истории XX века. Октябрь знаменует собой начало специфического периода в истории, когда чрезвычайно сильным влиянием пользовалось особое видение социализма. Октябрьская революция наряду с Французской революцией или Первой мировой войной принадлежит к тем историческим событиям, которые изменили мир. И ее наследие живо до сих пор. Так, коммунистическая партия является важнейшей составляющей китайской политики, а сам Китай сегодня — одна из мировых сверхдержав. Поэтому я считаю, что нам необходимо знать, что такое Октябрьская революция, не только в исторической перспективе, но и для понимания современной политики.
— В книге «Красный флаг» вы пишете о том, что коммунизм преподает нам урок о важности понимания опасностей, которые несет с собой неравенство, поскольку оно способно придавать особое очарование утопиям. Можно ли сказать, что нечто подобное происходит сегодня?
— Одна из главных целей моей книги заключалась в том, чтобы показать, что существует много типов коммунизма. Этот факт часто упускают из виду. В истории коммунизма были моменты, к примеру сталинский период или Пол Пот в Камбодже, которые стали воплощением в высшей степени радикальных форм коммунизма. И, можно сказать, пропагандировали утопические идеи, которые лидеры пытались осуществить посредством насилия. Между тем история коммунизма во многом связана с другой политикой, и в книге много говорится о напряженности, существующей между революционной и технократической политикой. Безусловно, неравенство многих возмущает. Люди недовольны тем, что экономика им не помогает, а их склонность обвинять в этом иностранцев или мигрантов всячески поощряется. Полагаю, что сейчас мы являемся свидетелями кризиса мирового порядка, точнее либерального мирового порядка. Мы уже видели нечто подобное раньше, например, кризис 1920-30-х годов…
— Такое сравнение целесообразно?
— По-моему, да. Это не прямое сравнение, но к концу 1920-х годов некоторые элиты достигли компромисса и решили подпитывать глобальную экономику, совершенно не заботясь о том, к какому неравенству это может привести.

И я думаю, что это спровоцировало волну общественного негодования. Что касается финансового кризиса, то здесь произошло какое-то нарушение доверия к этой системе, даже среди элит. В некотором роде это создало своеобразный идеологический вакуум, недостаток убедительных перспектив, которые в свою очередь привели к радикализации. В 30-е годы радикальные течения появились как слева, так и справа, в настоящее время они возникают в основном справа. Но сегодня мы наблюдаем поляризацию общества, в этом нет сомнений.
— Вы говорите, что мы стоим на пороге нового мирового порядка. Во время холодной войны — периода расцвета коммунистических режимов — мир был организован вокруг двух четких блоков. Сегодня в мире много лидеров, которые выстраивают друг с другом разные отношения… Правомерно ли сравнивать XX век с современностью?
— Несомненно, это разные периоды. Наиболее очевидная параллель здесь прослеживается с межвоенным периодом, который был ознаменован наибольшей идеологической раздробленностью, связанной с кризисом на мировых рынках. В этом смысле существует параллель между 1929 и 2008 годами. В 1980-е и 1990-е годы Запад сохранил устойчивость, однако другим странам, например, России и ряду азиатских стран, этого сделать не удалось. Финансовые кризисы создают потрясения, с которыми системе бывает очень трудно справиться. Именно это произошло в 2008 году, и я думаю, что сегодняшний кризис в США и Великобритании, а также возвышение в этих странах крайне правых не случайны.
— Сыграл ли распад Советского Союза решающую роль в установлении последующего хаоса в Восточной Европе?
— Крах Советского Союза существенно повлиял на обстановку в регионе. Он ознаменовал конец империи (потому что советский блок был своего рода империей), и это послужило причиной нестабильности. Я думаю, что в долгосрочной перспективе советский блок не был жизнеспособен — обратите внимание, я говорю о блоке, потому что сам Советский Союз, по-моему, еще мог протянуть какое-то время. Дестабилизирующим эффектом стал триумфализм рынков: после поражения коммунизма в 90-е годы популярность получила крайняя форма либерализма. Она гласила, что можно избавиться от ограничений доступа на рынки, что деньги могут циркулировать свободно… И люди доверились этой идее, потому что чувствовали, что любое вмешательство государства создавало проблему. Поскольку коммунизм — крайняя форма государственного вмешательства — считался злом, такая оценка переносилась на любую форму государственного вмешательства. Но это не обязательно так, и особой логики здесь тоже нет. Думаю, в этом заключается одно из негативных последствий конца коммунизма, но очевидно, что люди, проживавшие в этих регионах, ощутили на себе и многие положительные последствия этого события.
— Результаты кризиса 2008 года пока отличаются от результатов кризиса 1929-го. Возникнут ли схожие последствия?
— Не думаю. Люди усвоили этот урок в 1930-е годы. Управление кризисом в 1930-е годы по всем направлениям ограничилось тем, что мы называем жесткой экономией. Еще не возникло кейнсианство, и единственным решением было урезать, урезать, урезать. Так, в Германии, которой нужно было выплачивать большой долг, в результате возникла массовая безработица. Пока что сегодня мы не наблюдаем массовой безработицы, как в 1920-е и 1930-е годы, потому что некоторые правительства усвоили урок. Но это не значит, что данная реакция была успешной. Принятые меры носили краткосрочный характер. Количественное смягчение какое-то время давало результаты, но в то же время способствовало неравенству, привело к росту цен и созданию рабочих мест с очень низкой заработной платой. Через несколько лет нас ждет еще один кризис.
— А сейчас мы просто прозябаем?
— Да, и думаю, это происходит потому, что правительства сами точно не знают, как эту проблему разрешить, по крайней мере в Великобритании и Соединенных Штатах. В Европе дела, кажется, обстоят немного лучше, но насколько нас хватит? Непонятно. В то же время мы наблюдаем возвышение новых промышленных держав, таких, как Китай и Индия. Как сохранить устойчивую экономику, позволяющую повышать уровень жизни молодежи? Мне кажется, на этот вопрос нет однозначных ответов. По-моему, люди все чаще думают: «Дела у меня идут неважно, и я не верю тому, что говорят эти элиты». И люди начинают искать другие решения, зачастую справа. Короче говоря, я бы сказал, что ситуация вызывает беспокойство, но это не то же самое, что в 1920-е годы.
— В чем заключаются вызовы сегодняшнего дня?
— Любопытно то, как много коммунистических режимов усвоило либеральные рыночные идеи. Так, ангольский режим распахнул свои двери рынку. Бывший южноафриканский коммунист Табо Мбеки даже сказал: «Я — тэтчерист»… Коммунизма, каким мы его когда-то понимали, то есть как радикальной мобилизации против рынка, больше не существует. И все же мы являемся свидетелями возрождения левых, которые, вполне возможно, вдохновляются некоторыми аспектами коммунистического прошлого.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 09.11.17 | Просмотров : 134

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com