Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Социум Забвению не подлежит


100 тысяч человек, прошедшие через ад сталинских репрессий, были частью нашего народа



В этом году на постсоветском пространстве отмечается одна из самых горьких дат в истории народов, населявших Советский Союз, — 80-летие Большого террора — репрессий государства против собственного народа: их пик пришелся на 1937 год. Однако эту дату можно считать весьма условной: для погибавших в ГУЛАГовских лагерях и их родных, осужденных годом раньше или позже, этот факт не имеет никакого значения. Как и для нас, живущих сегодня, поскольку чудовищные преступления, совершенные против миллионов людей на всем пространстве тогдашней советской страны, не подлежат забвению.



Элеонора АБАСКУЛИЕВА

Советская власть, жестоко расправлявшаяся со своими противниками, решила истребить их на корню: в соответствии с приказом НКВД СССР от 15 августа 1937 года начались массовые репрессии и против «членов семей изменников родины» (ЧСИР). Вскоре практически все жены «изменников родины» оказались в специально организованных для этого лагерях. А их детей власть милостиво разрешала брать на государственное обеспечение, то есть в детдома, и то, если они не представляли «социальной опасности».
Одним из самых страшных мест для таких узниц был АЛЖИР — аббревиатура неофициального названия Акмолинского спецотделения КарЛАГа НКВД, которое придумали сами обитательницы расположенного в селе Малиновка (ныне с.Акмол одноименной области), — Акмолинский лагерь жен изменников родины. За период с 1938 по 1953 год через него этапом прошли более 18 тысяч женщин, а 8 тысяч репрессированных, осужденных на 5-8 лет, отсидели здесь свой срок полностью. Среди них были и 44 азербайджанки.
31 мая 2007 года по инициативе и при участии президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в селе Акмол Акмолинской области был открыт музейно-мемориальный комплекс жертв политических репрессий и тоталитаризма АЛЖИР. А ровно через четыре года в День памяти жертв политических репрессий на территории музея состоялось открытие посольством Азербайджана в Казахстане памятного знака, посвященного женщинам-узницам из нашей страны. Такие же памятные знаки на территории бывшего лагеря установили и ряд других государств. Известная журналистка Аида Эйвазлы, побывавшая в этом музее, с сожалением сообщает, что помимо списка имен и фамилий, а также неполных адресов никаких других сведений о репрессированных 44 азербайджанках, в отличие от представительниц большинства остальных бывших советских республик, в музее нет. По ее словам, работники музейного комплекса АЛЖИР обращались и обращаются в Азербайджан к их родственникам с просьбой связаться с музеем и представить им хоть какой-то документ или предмет, имеющий к ним отношение. И тогда можно будет открыть «музей в музее» — уголок невинно пострадавших в годы Большого террора азербайджанских женщин.
Жизнь узниц была невыносимой. Холод, голод, непосильная физическая работа, тем более для женщин, большинство которых на воле были домохозяйками, воспитывавшими детей. На территории в 30 гектаров находились шесть саманных бараков, домики для охраны и начальства. Женщин каждый день отправляли на озеро неподалеку — на сбор камышей, растущих в его пойме. Камышом отапливали жилища, он служил также строительным материалом. Лагерь был обнесен колючей проволокой. Выжившие узницы и отбывавшие вместе с ними срок их дети потом вспоминали, что даже когда лагерь после смерти Сталина был расформирован, они вынуждены были оставаться здесь же вольнонаемными. Но не потому, что они не хотели вернуться на родину, — их попросту не выпускали. Ведь лагерь, превратившийся в многопрофильное хозяйство с крупным сельскохозяйственным производством, мастерскими, швейной фабрикой, требовал рабочих рук. Отстраивали и обустраивали это место сами узницы. Бараки, столовая, фермы для скота, водокачка, зернохранилище, мастерские — все это было построено самими заключенными-женщинами.
Из 44 наших соотечественниц, чья горькая судьба обрекла их на страдания в течение страшнейших пяти-восьми лет, хорошо известна одна. Это жена автора гимна Азербайджана, поэта, переводчика, педагога Ахмеда Джавада — Шукрия ханым, вернувшаяся из лагерного ада и дожившая на родине до глубокой старости. Сохранилось много записей о ее жизни с великим поэтом, история их знакомства и ее воспоминания о КарЛАГе, куда она попала как жена расстрелянного мусаватиста. Рассказ о ней — отдельная тема. Приведем только один факт: первый секретарь ЦК КП Азербайджана Мир Джафар Багиров предложил ей отречься от мужа и тем самым спасти себя и своих троих детей. Шукрия ханым твердо отказалась и оказалась в АЛЖИРе.
Но речь об остальных узницах: кто они были, репрессированные жены тех, кого обвинили в мусаватизме, троцкизме и прочих «измах», невинные жертвы сталинского террора, видевшего в каждом изменника родины. При этом власть даже не старалась соблюсти букву закона — не было обвинений в каких-то преступлениях, не было свидетелей или соучастников, как и в отношении их мужей, братьев и отцов. В этом просто не было нужды: они подпадали под действие закона, объявлявшего врагами всех «членов семей изменников родины». Сегодня по АЛЖИРу есть список, в котором приведены краткие биографические сведения заключенных: имя, фамилия, год и место рождения, когда арестована и где отбывала наказание. Журналисты проводят собственные расследования, ищут ниточки, схватившись за которые, можно отмотать, как в кино, время назад.
Не так давно появилась еще одна информация на эту же тему, только не об Акмолинском лагере жен изменников родины, а о другом — Соловках, предтече будущих ГУЛАГов.
В 19 километрах от карельского города Медвежьегорск, в местечко под названием Сандармох, привозили на расстрел заключенных. Помимо азербайджанцев жертвами репрессий стали представители многих других народов. На территории 7,5 гектара обнаружены 236 братских могил, которые представляют собой провалы земли прямоугольной формы. В каждой из могил захоронено несколько десятков безвинно убитых. 200 из них — азербайджанцы. Всего же, по архивным данным, было расстреляно более 7 тысяч человек: рабочих, крестьян, служащих, деятелей культуры и искусства, служителей культа и военных. Среди них 3,5 тысячи жителей Карелии, около 3 тысяч заключенных Белбалткомбината, 1111 заключенных Соловецкого лагеря особого назначения.
Сегодня в память о них в Карелии установлены монументы. По инициативе представителей азербайджанской диаспоры состоялась и церемония открытия памятника азербайджанским жертвам сталинских репрессий.
Журналист Биннат Аскеров, занимавшийся поиском материалов о судьбах наших соотечественников на Колыме, с горечью рассказывал «Азербайджанским известиям»: «В информационном центре управления внутренних дел по Магаданской области МВД РФ я увидел не одну книгу представителей Греции, Узбекистана, Польши, США и других, посвященную соотечественникам, отбывавшим здесь срок. К сожалению, об азербайджанцах, большинство из которых встретило здесь свой смертный час, нет ни одной даже маленькой брошюрки». В мемориально-музейном комплексе АЛЖИР, как известно, та же ситуация. Ничего, кроме числа уничтоженных в Карелии азербайджанцев, мы не знаем. Историки, ученые, представители общественности говорят вслед за Биннатом Аскеровым: «Необходимо, чтобы каждому из невинно погибших в 30-е годы азербайджанцев, возвратили его имя». И это нужно не мертвым, это нужно живым. В Музее независимости Азербайджана к 80-летию Большого террора создали экспозицию, посвященную нашим репрессированным соотечественникам. Возможно, такие же уголки или отдельные залы есть и в других музеях. Но только, думается, в столице. О регионах говорить вряд ли приходится. А ведь большая часть уничтоженных в годы Большого террора приходится именно на провинции. В экспозиции в Музее независимости на одном из стендов висит чудовищный по своей сути документ: «Управлением НКВД утверждается количество подлежащих репрессиям». А дальше перечень советских республик и план убийств. Азербайджан — 1500 человек по первой категории и 3750 — по второй. Таких категорий было несколько. Первая — подвергнутые высшей мере наказания, вторая — приговоренные к длительным срокам ареста, третья — ссыльные в Казахскую ССР. По словам покойного историка Эльдара Исмаилова, репрессированных в Азербайджане было около 100 тысяч человек. С 1937 года по всем городам, селам, поселкам начали устанавливать точное количество людей, намеченных к «изъятию». К примеру, в июле 1937 года в Азербайджане, пишет ученый, подлежали к расстрелу 2500 человек и 3750 — к длительным срокам заключения. Эти цифры были установлены для «троек», которые выносили приговоры в течение 15 минут.
100 тысяч человек, прошедшие через ад сталинских репрессий и невинно загубленные, были частью нашего народа. И они, как каждый человек, заслуживают памяти.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 07.12.17 | Просмотров : 65

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Дек.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com