Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Персона Такие солнечные песни

Все творчество Тофика Кулиева — пример удивительного синтеза национальных и лучших классических традиций

Не так давно по приглашению Эльдара Кулиева смотрел документальный фильм о Тофике Кулиеве. О композиторе, который за полвека своей творческой деятельности, в содружестве с такими талантливыми поэтами, как Самед Вургун, Расул Рза, Сулейман Рустам, 3ейнал Халил, Наби Хазри, Михаил Светлов и другие, написал свыше тысячу песен. Они звучали в исполнении наших незабвенных корифеев — Рашида Бейбутова, Муслима Магомаева и Шовкет Алекперовой на концертах в десятках стран мира. Спасибо Эльдару за сыновью преданность. Многие в зале смотрели фильм и слушали песни Тофика Кулиева с повлажневшими глазами, вспоминая свою молодость. А я — тем более: у меня с Тофиком Кулиевым были личные дружеские отношения.
Азад ШАРИФ

Из бирюзы волшебное кольцо


Много лет назад, будучи в командировке в Тегеране, я зашел в небольшой ювелирный магазин на известной улице Лалазал. Хозяином оказался агаи Ниязи, наш земляк, перебравшийся в Иран в 20-х годах, а в Баку, как выяснилось, он был нашим соседом на Зяргярпалане. И даже знал моего деда. По просьбе супруги я искал кольцо с иранской бирюзой, которая считается самой лучшей в мире. Когда попросил об этом Нияз агу, он улыбнулся и сказал: 
— Теперь в Тегеране все покупают кольца с бирюзой.
— А почему теперь? — удивился я.
— А недавно в Иране были концерты нашего Рашида Бейбутова. И он обязательно на «бис» исполнял песню «Цзцйцмцн гашы фирузядяндир…», — почти пропел этот 80-летний человек. И добавил: «Вместо двух недель Рашид гастролировал два месяца. И сейчас эта песня звучит во всех азербайджанских домах, а их здесь очень много».
Тегеранцев можно было понять. Эта песня Тофика Кулиева на слова Расула Рзы, тем более в исполнении Рашида Бейбутова, вряд ли кого-нибудь может оставить равнодушным даже сейчас, годы спустя. А, может, сегодня, когда редко услышишь что-либо равное — нет, не равное, просто приближенное на современной эстраде, — особенно. И одного этого произведения, наверное, было бы достаточно, чтобы сохранить имя композитора истории нашей музыкальной культуры. Но на счету Тофика Кулиева не одна, а россыпь песен — бесценное жемчужное ожерелье.
Тофик Кулиев не мог не стать музыкантом — в его большой семье все дети получили музыкальное образование. Играть на пианино Тофик учился с раннего детства, а в 12-летнем возрасте поступил на так называемый «рабфак» — типа подготовительного отделения консерватории. Его первым учителем и наставником был Асаф Зейналлы, который вел теорию музыки. И это он увлек юного Тофика сочинительством, посоветовав ему написать песню на стихи М.А.Сабира «Дярся гедян бир ушаг». И, знаете, получилось неплохо, хотя будущему автору таких шедевров, как «Сянядя галмаз», «Азербайджаным», «Бяхтявяр олдум», было всего 14 лет от роду.
В Бакинской консерватории он учился сразу на двух факультетах, что было редкостью: на фортепианном — у профессора И.Айсберга и дирижерства — у профессора С.Штрассера. Преподаватели были довольны учебой Тофика Кулиева и пророчили ему блестящее будущее.
Занятия он совмещал с работой в Театре азербайджанской драмы, где обратил на себя внимание замечательного азербайджанского драматурга Джафара Джаббарлы.
В 30-е годы по инициативе великого Узеира Гаджибекова и выдающегося мастера вокального искусства Бюль-Бюля он вместе с Кара Караевым, Сеидом Рустамовым и Закиром Багировым увлекся сбором и записью лучших образцов азербайджанской народной музыки. Сделанная им нотная запись мугамов была издана Музгизом. И еще вместе с Закиром Багировым он записал в исполнении известного тариста Мирзы Мансурова такие мугамы, как «Раст», «Сейгях-забул», «Дюгях». Народная музыка впоследствии стала одним из важнейших источников творчества Тофика Кулиева.

С благословения Узеирбека

Прошли годы, и вновь по инициативе Узеира Гаджибекова группу молодых талантливых музыкантов направляют на учебу в Московскую консерваторию им. П.Чайковского. И посмотрите, кто входил в их число — Кара Караев, Ниязи, Сеид Рустамов, Тофик Кулиев, Дж.Гаджиев. И вновь поклонимся в пояс великому Узирбеку — всем им предстояло стать славой и гордостью азербайджанской национальной культуры. Во время экзаменов на дирижерский факультет Тофик Кулиев своей игрой на пианино обратил внимание одного из создателей современной фортепианной школы Генриха Нейгауза, который пригласил его в свой класс — у него в то время уже учились такие великие в будущем пианисты, как Святослав Рихтер и Эмиль Гилельс.
В те годы Тофик Кулиев увлекся и джазовой музыкой. Однажды он с одним из студентов играл свою джазовую композицию. Вот как рассказывал об этом сам Тофик Алекперович: «Вдруг в класс вошел Генрих Густафович с нахмуренным лицом и велел мне в четверг зайти к нему в класс. Придя в назначенное время, я ждал нагоняя. В классе уже находились все его студенты и аспиранты. Он велел мне при всех сыграть свою джазовую фантазию. Оказывается, она ему понравилась».
Когда их направляли на учебу в Москву, то предполагалось, что Наромпросс будет ежемесячно высылать им стипендию. Однако через несколько месяцев деньги из Баку перестали поступать. Вот и пришлось студентам самим думать, как заработать на жизнь. И тут Тофику Кулиеву помогло его исполнительство. В то время в Москве бурно развивалась музыкально-театральная жизнь. В кафе при гостинице «Националь» Тофик играл в небольшом оркестре. Кафе было своеобразным вечерним клубом музыкантов, актеров, писателей и художников. Тофик выступал с сольными номерами, в которые вклинивал азербайджанские национальные мелодии — они очень нравились посетителям.
Однажды в кафе заглянул известный джазовый пианист, руководитель Всесоюзного джаз-оркестра Александр Цвасман. Он сразу же высоко оценил пианистический талант молодого музыканта и пригласил его в свой оркестр, что считалось очень престижным. Сам Тофик Алекперович так об этом рассказывал мне: «Обычно, когда мы записывали пластинку, я играл с оркестром всю аккомпанимирующую часть, а сольные эпизоды Александр Наумович играл сам. Но я хорошо запоминал все соло Цвасмана. Однажды он запоздал на запись, тогда я спокойно сыграл за него сольный фрагмент. Когда он, взволнованный, прибежал в студию, то радостно обнял меня, поздравил и сказал, что отныне за роялем все сольные фрагменты буду играть я».
Работая у Цвасмана, Тофик Алекперович мечтал создать национальный джаз-оркестр. И эта идея настолько захватила его, что он, временно оставив учебу в Москве, вернулся в Баку. Здесь, при содействии писателя Мирзы Ибрагимова, в то время начальника Управления по делам искусства при Совнаркоме республики, создал первый в Азербайджане национальный джаз-оркестр. 7 сентября 1941 года в летнем зале Бакинской филармонии состоялся первый концерт нового художественного коллектива. Но шла война. Она в корне меняла образ и сам смысл жизни. Весь коллектив добровольно вступает в состав 402-й стрелковой дивизии в качестве красноармейского ансамбля. Музыканты неоднократно выезжали на фронт, на передовую, выступали с концертами в блиндажах, окопах, на открытых площадках, за что Тофик Кулиев и его товарищи были награждены боевыми медалями.

«Выручай, друг, сыграй»

Пианистическое дарование Тофика Кулиева всегда было предметом восхищения музыкантов. Вот как рассказывают об одном эпизоде авторы книги «Тофик Кулиев» Солмаз Касимова и Земфира Абдуллаева: «Это было летом 1949 года в Москве. Прогуливаясь с друзьями в летнем эстрадном театре московского сада «Эрмитаж», они увидели афиши о концерте Рашида Бейбутова и решили послушать любимого певца. Зайдя за кулисы, Тофик и его друзья встретили страшно взволнованного Рашида и администрацию сада. Оказывается, не явился аккомпаниатор Фишман. Рашид Бейбутов с облегчением и надеждой кинулся к нему: «Выручай, друг, сыграй». А в переполненном зале уже шумели зрители. Тофик, конечно, был бы рад, но как выйти на сцену в белых туфлях? И все же его уговорили, и концерт прошел блестяще. Дело в том, что его пианизму, так же, как и композиторскому творчеству, были присущи мягкий лиризм и чувство высокого стиля. Он мог сесть за рояль в любой аудитории и удивить всех гибкостью сильных пальцев, легко бегающих по клавиатуре».
Не менее интересную книгу о Тофике Кулиеве написала и Зарифа Бакиханова. Спасибо и ей за этот познавательный труд. Тофик Алекперович никогда не рассказывал о своем творческом сотрудничестве с великим трубачом и руководителем самого модного в те годы джаз-оркестра Эдди Рознером. Оказывается, Тофик Кулиев часто был автором исполняемых им композиций и аранжировщиком. Более того, по словам автора книги «Взлеты и падение великого трубача», Эдди Рознер вместе с Тофиком Кулиевым был в числе авторов музыки концертной программы в 1945 году, посвященной победе над фашизмом. Их сотрудничество продолжалось и позже, когда Тофик Кулиев написал для его оркестра фантазию на тему мелодий из индийского кинофильма «Бродяга».
После войны, в 1948 году, будучи уже известным композитором и пианистом, он, понимая необходимость фундаментальных теоретических знаний, возвращается на третий курс Московской консерватории, успешно окончив ее, поступает еще и в аспирантуру. Не прерывает он и своей исполнительской деятельности: выступал в московских филармонических концертах, дирижируя такими сложными произведениями, как «Итальянское каприччио» и Концерт для скрипки с оркестром Р.Чайковского.

«Сколь много добра
ты сделал людям»


Одним из лучших образцов вокальной лирики специалисты единодушно считают песню на слова Расула Рзы «Сяня дя галмаз». В ней трепетно воплощена любовная лирика. Такова же и музыка — удивительно нежная и пронзительная одновременно. Я помню, как впервые с этой песней выступил Рашид Бейбутов на Московском международном фестивале молодежи и студентов в 1957 году. И вскоре она, наряду с «Подмосковными вечерами», зазвучала повсюду. Ее тогда распевала вся наша азербайджанская делегация, а вслед за нами и гости Москвы.
Композитор Тофик Кулиев умел, как никто другой, неформально-творчески откликаться на важные общественные события. Когда впервые в мире на Каспии стали добывать нефть, именно Тофик Алекперович написал на слова Михаила Светлова «Песню о нефтяниках», которая стала символом Баку, — она была даже исполнена на открытии Всемирной выставки в Брюсселе в 1958 году. А в 1972-м к Дням литературы и искусства РСФСР в Азербайджане в соавторстве с В.Соловьевым-Седым родилась на слова Петра Симонова песня «Добрый край — Азербайджан».
Особый разговор — о личной дружбе и тесном творческом содружестве двух больших художников — Тофика Кулиева и Рашида Бейбутова. Конечно, не могу не сказать и о несравненной Шовкет Алекперовой и Муслиме Магомаеве. Но именно Тофик Кулиев и Рашид Бейбутов словно рождены были друг для друга, а оба вместе — для нас с вами.
Много лет Тофик Кулиев был не только основным автором программ Рашида Бейбутова, но и его великолепным аккомпаниатором. Будучи блестящим пианистом, Тофик Кулиев тонко чувствовал все нюансы вокализма редкого голоса нашего выдающегося певца.
К юбилею Тофика Алекперовича великий Кара Караев писал: «...как никогда мне стало очевидным, сколь много добра ты сделал людям, как необходимо им твое большое искусство. И еще очевидным стало, какая огромная работа, постоянный и напряженный труд наполняют твою жизнь. Мы поздравляем тебя и вместе со всеми благодарим за тот неоценимый вклад, который ты внес в духовную сокровищницу азербайджанского народа».
И действительно, песенное творчество Т.Кулиева — пример удивительного синтеза национальных черт и лучших классических традиций. Именно ему мы обязаны созданием городской песенной лирики. Видимо, поэтому песни, написанные даже тридцать лет назад, не стареют и сегодня звучат по-современному. Бывает так, что фильмы и спектакли уже позабыты, а песни Тофика, написанные для них, живут своей жизнью.

Три — из тысячи жемчужин

С именем Тофика Кулиева связана послевоенная юность моего поколения. После почти четырех лет полуголодной жизни, потеряв целые пласты талантливой творческой и научной интеллигенции в результате репрессий 30-х годов и на фронтах войны, Баку стал духовно оживать. Устав от ночных воздушных тревог, ожиданий коротких треугольных писем с фронта от моих старших братьев, мы с удовольствием отдирали со стекол окон марлевые кресты, синюю бумагу для светомаскировки. Правда, была еще карточная система, но была и возможность, простояв в длинной очереди с 6 часов утра в узких переулках Ичери шэхэр, купить килограмм коммерческого хлеба. Нам снова вернули Приморский бульвар, который все годы войны ощетинился стволами зенитных орудий. Уже поднимались в небо серебристые аэростаты. Но главным образом оживали Баку и бакинцы, и центром всего были бакинские кинотеатры, где играли чудесные джаз-оркестры. В «Низами» играл Пярвиз Рустамбеков, позже погибший в подвалах КГБ. В «Вэтэне» — Рауф Гаджиев, в «Азербайджане» — Тофик Ахмедов. И на концертах нам напевали об Алагёз Зибейде Тофика Кулиева. Это не песня, а целое действо объяснения в любви, которое тоже подарил нам Тофик Кулиев.
А еще Тофик Алекперович оставил нам богатое наследство произведений разных жанров и крупных форм: он написал музыку к свыше 20 кинофильмам, четыре музыкальные комедии, три симфонических произведения и массу пьес для фортепиано.
Трудно поверить, что такая современно звучащая песня, как «Азербайджан», на слова дорогого всем нам Самеда Вургуна (помните: «...Я ходил по горам, я глядел меж лугов, в журавлиные очи родных родников…») написана в I948 году, став музыкальной эмблемой Азербайджана. А самая моя любимая «Узюгюмюн гашы фирузядяндир…» — в 1964-м, для фильма «Бахтияр». И, наконец, «Сяня дя галмаз» — она у нас на устах с 1957 года. Такие песни называют песнями-долгожителями.
Как трудно представить Баку без Каспия, «Гыз галасы», парашютной вышки на бульваре, без прекрасной скульптуры Низами и ветра «хазри», так невозможно отделить наш город от солнечных песен Тофика Кулиева. И какой бы величественный памятник мы ему ни поставили, он не будет краше и выше, чем тот, который он сам себе воздвиг, оставив на вечную память своему народу «Сяня дя галмаз», «Цзцйцмцн гашы фирузядяндир», и «Алагюз Зибейдя». И это — только три из тысячи жемчужин песенного ожерелья.
Спасибо тебе, маэстро. И — вечная благодарность от потомков.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 05.12.09 | Просмотров : 4202

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Сен.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com