Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры
















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Личность в истории Тигр Франции

Жорж Клемансо занимает особое место
в ряду национальных героев своей страны

Столетие назад на политическом небосклоне Франции и всей Европы сияла звезда Жоржа Клемансо. Ярый республиканец, он вошел в историю как рыцарь в политике, для которого понятия чести и достоинства, столь ценимые в прошлые, монархические времена, не были пустыми словами. Но Клемансо был также и ревностным защитником французского национального величия, превратившись в символ славы и триумфа страны, веками определявшей пути развития Европы и всего мира.



Натиг НАЗИМОГЛУ

Из Обрэ в Париж


В середине XIX века Франция напоминала бурлящий котел. Страна, которая еще совсем недавно вершила мировое господство, теперь была расшатана бурными политическими потрясениями и экономическим кризисом. Но самое драматичное заключалось в том, что нация была расколота на сторонников самых различных моделей государственного развития. Роялисты, бонапартисты, республиканцы вступили в ожесточенную борьбу друг с другом, и над Францией, которую ее жители искони называют «милой и прекрасной», нависла угроза страшной и беспощадной гражданской войны.
Именно в тот смутный для страны период, в 1841 году, в Вандее родился Жорж Клемансо — человек, которому суждено было открыть новую страницу в истории французской державы и укрепить мировую славу своей родины. Детство Жоржа прошло в имении Обрэ и в Нанте. По мужской линии многие поколения Клемансо работали врачами. Отец, Бенжамен Клемансо, был известным врачом во всей округе. Убежденный антимонархист с одной стороны и человек чести — с другой, Бенжамен Клемансо идеализировал радикальное республиканское государство в духе якобинцев.
«Единственным человеком, оказавшим на меня влияние, был мой отец… Именно он воспитал меня республиканцем, ему я обязан всем», — часто любил повторять Жорж. «Сочетание остроумия со свободомыслием — самые важные мужские качества, которые я только знаю, я с детства видел в своем отце и потому считал их для себя совершенно обязательными», — написал Клемансо уже на исходе жизни.
Именно благодаря отцу Жорж получил первый пример того, что политические разногласия не должны препятствовать единству людей одной семьи и одной нации. Дядя Клемансо, Поль, был ярым бонапартистом. Когда в июне 1848 года Национальное собрание обратилось к французам с призывом подавить восстание парижских рабочих, пытавшихся остановить движение Второй республики в сторону бонапартистской монархии, Поль Клемансо стал собираться в Париж. Бенжамен немедленно прискакал из Нанта в Обрэ и пригрозил брату, что если он поедет «защищать этих негодяев», то он тоже поедет, «но драться буду на стороне парижан!». Осознав, что им, быть может, придется оказаться по разные стороны баррикад в охваченном гражданским противостоянием Париже, Поль и Бенжамен в последний момент решили остаться дома. Семилетний Жорж был свидетелем этой семейной драмы и запомнил ее на всю жизнь.
Мальчик беззаветно любил и свою мать — Эмму Клемансо, всю жизнь посвятившую воспитанию шестерых детей. Всех трех дочерей она выучила сама, не отдавая в пансион, а чтобы подготовить Жоржа к лицею, освоила латынь.
Клемансо не затруднялся в выборе профессии, решив продолжить семейную традицию. По окончании лицея он поступил в медицинское училище в Нанте. В 1860 году, в самый разгар правления племянника Наполеона Бонапарта Луи Наполеона, провозгласившего себя императором Наполеоном III и уничтожившего в стране демократические институты, 19-летний Жорж Клемансо приехал в Париж и поступил на медицинский факультет Сорбонны.

В компании с Огюстом Бланки

Молодой вандеец сразу окунулся в Париже в водоворот политической жизни. Как и многие другие молодые парижане, требующие демократических перемен, Жорж Клемансо в период диктатуры Луи Наполеона придерживался крайне левых, радикальных позиций. Студентом он знакомится с живой легендой французского революционного движения Огюстом Бланки и его соратницей Луизой Мишле. Не проходит и года, как Жорж оказывается в тюрьме — за организацию антиправительственной демонстрации. В застенках ему приходится отсидеть несколько месяцев.
В те годы Клемансо убеждается в том, что медицина — не его призвание. В 1865 году он все же защитил диссертацию, однако, по собственному признанию Жоржа, получить ученую степень ему удалось лишь потому, что его труд под амбициозным названием «О происхождении первоначальных элементов» никто так и не удосужился прочитать.
Как бы то ни было, Клемансо покидает Сорбонну с дипломом врача. И сразу же решается на путешествие, которое затянулось почти на четыре года. Жорж побывал на Британских островах, потом переправился по ту сторону Атлантики, в Новый Свет. Он проявил огромный интерес к демократическим учреждениям североамериканской республики, авторитет которой во всем мире, в том числе и в глазах Клемансо, подняла недавняя отмена рабства в ходе войны Севера и Юга. Вместе с тем за время, проведенное в Соединенных Штатах, Жорж убедился, что республиканская форма правления сама по себе не гарантирует ни чистоты нравов, ни подлинного народовластия, а лишь является средством, позволяющим постоянно бороться за демократию и совершенствовать ее институты.
Жорж зарабатывал на жизнь корреспонденциями в парижские газеты, а также уроками французского языка и этикета в женском колледже. Он влюбляется в одну из своих учениц, очаровательную Мэри Пламмер, которая вскоре согласилась стать его женой. Однако семейная жизнь у них не получилась. Хотя Жорж и Мэри стали родителями двух дочерей и сына, через несколько лет после вступления в брак они стали жить раздельно. Некоторые считали причиной разрыва своенравный характер Мэри, другие же возлагали вину за развод на Жоржа, считая его циничным и «не очень подходившим для законного брака».
Но в 1869 году, после свадьбы, жизнь молодой пары еще была наполнена романтическими чувствами. Жорж и Эмма отправляются в Европу. Клемансо возвращается на родину в момент, когда Франция в преддверии новых испытаний. То был канун франко-прусской войны, повлиявшей на весь ход дальнейшей европейской истории.

Между Версалем и Коммуной

Чета Клемансо приехала в Париж 1 сентября 1870 года, в день разгрома французских войск под Седаном и капитуляции Наполеона III. Этому событию предшествовало объявление императором в июле того же года войны Пруссии, которая привела Францию к национальной катастрофе — военному поражению, оккупации, потере части территории, гражданской войне. Франко-прусская война заложила основу противостояния между Францией и Германией, которое во многом станет причиной двух мировых войн уже следующего, ХХ века.
Клемансо сразу оказывается в гуще политических событий. Он — свидетель революции 4 сентября, ликвидировавшей Вторую империю и провозгласившей Францию республикой. Вскоре Жорж Клемансо назначается мэром 18-го Монмартрского округа, населенного в основном рабочими. Его избирают также депутатом Национального собрания, где он решительно выступает против грабительских условий мира, предложенного Пруссией.
По прихоти судьбы именно на Монмартрском холме начинается восстание 18 марта 1871 года, которое привело к провозглашению Парижской коммуны. Правительство бежит в Версаль, и Клемансо всеми силами пытается предотвратить гражданскую войну. Осознавая необходимость единения Франции перед лицом беспощадного врага в лице Пруссии, Клемансо отбрасывает в сторону свой радикализм и призывает к национальному примирению. В дни Парижской коммуны он стремится примирить коммунаров с версальцами, но не находит понимания ни среди тех, ни среди других. Коммунары отдают приказ об аресте Клемансо, которого тому удается чудом избежать. Версальцы, в свою очередь, привлекают его к суду за «потакание мятежу».
Подавленный неудачей своей попытки примирить соотечественников, Клемансо слагает с себя полномочия мэра и депутата. Спасая себя и свою семью, он удаляется в Вандею. Позже, вспоминая дни «французской смуты», Клемансо писал: «Это было одно из самых безумных безумств за всю историю. Люди убивали, бросались под пули, давали себя убивать, проявляли подчас подлинное величие духа, не зная, во имя чего».

Ниспровергатель министерств

Клемансо возвращается в Париж только летом 1871 года. Вскоре его избирают советником, а потом и председателем муниципального собрания французской столицы. Он продолжает представлять левых радикалов (термин, изобретенный им самим), однако радикалов особого рода, считающих, что народ осуществляет власть, опуская избирательные бюллетени, а не поднимая социальную бурю по каждому поводу. Восхваляя демократию, Клемансо отдавал себе отчет и в ее слабых местах и, прежде всего, выступал против коррупции на уровне парламента и правительства.
В этот период он уточняет свою политическую программу, главными пунктами которой становятся защита республики от реставрации монархии, проведение социальных реформ в интересах трудящихся, восстановление военной мощи Франции в целях борьбы за возвращение захваченных Германией территорий, в частности Эльзаса и Лотарингии с городом Страсбургом. Клемансо отстаивает идею французского государства, считая, что Франция не должна быть империей, и колониальные захваты ей не нужны, поскольку ослабляют ее положение в Европе.
В 1876 году 35-летний Клемансо избирается в палату депутатов Национального собрания от все того же 18-го округа Парижа. В парламенте он становится во главе группировки радикал-социалистов. Но именно тогда происходит окончательный переход Клемансо от левого радикализма к национально ориентированному левому центру. Радея за интересы нации и личности, он создает французское общество защиты прав человека.
Клемансо бескомпромиссно атакует правительство. За темпераментные и резкие выступления он получает прозвище «Тигр». Способствуя падению трех правительственных кабинетов, Клемансо создает себе славу «ниспровергателя министерств».
Одной из его «жертв» стал кабинет Жюля Ферри, который оправдывал проводимую им колониальную политику следующим доводом: «У европейцев, как у высшей расы, есть долг перед расами низшими, расами Востока. Мы должны принести им свет цивилизации». Клемансо возражал: «Я как-то был в Германии и не один раз слышал, что немцы — высшая раса, которая обязана принести французам порядок и цивилизацию. С тех пор я терпеть не могу разговоры о высших и низших расах». Парламент встал на сторону Тигра, а правительство Ферри было отправлено в отставку.
Постепенный отказ Клемансо от леворадикальной риторики привел к тому, что от него отошла часть избирателей. В 1885 году он предпочел парижанам избирателей департамента Вар на юге страны, интересы которого и стал представлять в парламенте. Однако по итогам выборов 1893 года Клемансо вовсе лишился депутатского места.
Девять лет Клемансо не появлялся на политической сцене. Свободный от всяких узкогрупповых обязанностей, он с головой окунулся в журналистику. Редактировал газету «Жюстис» («Справедливость»), принимал участие в издании газеты «Орор» («Заря»), основал журнал «Блок». Его собственные статьи принесли ему поистине всенародную популярность. К мнению Клемансо прислушивались во всех слоях французского общества.
Работа в прессе сблизила Клемансо с писателями Альфонсом Доде, Эдмоном Гонкуром, Анатолем Франсом, Октаном Мирбо, Эмилем Золя, Жозефом Ренаном, скульптором Огюстом Роденом, художником Клодом Моне. Славе Клемансо способствовала и занятая им позиция в «деле Дрейфуса». В 1894 году Альфред Дрейфус, еврей по происхождению и офицер Генерального штаба, был безосновательно обвинен в шпионаже в пользу Германии и приговорен к пожизненной каторге. Полемика между защитниками и противниками Дрейфуса грозила расколоть нацию. В октябре 1897 года газета Клемансо «Орор», вставшая на защиту офицера, вышла со знаменитой статьей Эмиля Золя «Я обвиняю!» на первой полосе. Говорили, что именно Клемансо подсказал знаменитому писателю название этого материала, которое было опубликовано 13 января 1898 г.
Президентский декрет о помиловании Дрейфуса в 1899 году стал и личной победой Клемансо. Спустя три года он возвращается в большую политику. Его избирают членом Сената от департамента Вар. А в марте 1906 года 65-летнего Клемансо впервые пригласили в правительство, доверив пост министра внутренних дел.
К тому времени это был уже зрелый государственный муж, прекрасно осознававший, во имя чего он поднимается на вершины политической власти. Уверенный в неизбежности новой войны с Германией, Клемансо теперь видел главную опасность единству Франции в распространении того самого левого радикализма, приверженцем которого был сам в пору своей политической молодости. После того, как Клемансо направил войска против бастующих горняков, произошел его окончательный разрыв с социалистами.

«Я буду и впредь высказывать свои мысли в интересах моей страны»

В октябре 1906 года парламент поручил Клемансо сформировать правительство. Его первое премьерство продлилось почти три года, в течение которых он боролся против «сопротивления силам порядка». Многие видели в применяемых Клемансо методах управления тиранические черты. «Великое министерство», о котором мечтал Тигр, не состоялось. Он вышел в отставку в момент, когда рабочие чуть ли не объявили ему войну, а влиятельные буржуазные круги выражали недовольство введением при Клемансо подоходного налога и национализацией железных дорог — мерами, которые могли стать началом более серьезных преобразований.
Освободившись от бремени власти, Клемансо отнюдь не снял с себя ответственность за судьбу страны. «Я не требую от республики ничего, кроме свободы излагать мои мысли, все мои мысли. Я буду и впредь высказывать их в интересах моей страны», — заявил он.
Отныне все помыслы Клемансо направлены на усиление Франции, ибо чутье многоопытного политика подсказывало ему, что надвигается большая война. Он был озабочен лишь тем, чтобы Франция во всеоружии встретила противника и взяла реванш за поражение в 1870-1871 годах.
В 1913 году Клемансо основал ежедневную газету «Ом либр» («Свободный человек»), на страницах которой доказывал неизбежность скорой войны с Германией, критиковал правительство за медлительность в осуществлении военных программ, внушал французам веру в будущую победу.
Разразившаяся в 1914 году первая мировая война подтвердила опасения Клемансо. Хотя Франция выдержала первый удар германских войск, началась затяжная «война на изнурение», требовавшая мобилизации всех сил нации и государства. Клемансо с самого начала войны требовал ее продолжения до полного разгрома Германии. Видя рост общенародной популярности Клемансо, правительство решило запретить его газету.
«Я подчиняюсь, — заявил Клемансо, — но с завтрашнего дня начинаю публиковать новую газету». И действительно, вскоре вышел первый номер газеты «Ом аншене» («Человек в оковах»), само название которой было вызовом правительству.
Клемансо часто ездит на фронт, общается с солдатами. Он требует, чтобы генералы часто посещали армию на передовой, больше заботились о питании и самочувствии солдат.
На исходе третьего года войны, когда вызванные ею страдания, казалось, достигли предела, Францию потрясло заявление Клемансо о том, что правительство не сможет добиться победы, пока не положит конец пораженческим настроениям внутри страны. К тому времени вокруг Тигра объединились все патриотические силы французского общества. Они и добились назначения 76-летнего Клемансо главой правительства, которому суждено будет стать «Кабинетом победы».

«Кабинет победы»

19 ноября 1917 года Бурбонский дворец был переполнен. Народ ожидал первого выступления нового главы правительства. Вскоре Клемансо появился на сцене. Возраст наложил отпечаток на Тигра, он ссутулился, двигался не так стремительно, как прежде, но из-под седых бровей все так же зорко глядели выразительные глаза и все так же твердо звучал его голос.
Программу своего кабинета Клемансо сформулировал кратко: «Я веду войну». Отныне, заявил он, его внутренней политикой будет война, его внешней политикой будет война, и повсюду он будет вести войну. Клемансо предупредил, что все пораженцы будут караться по всей строгости закона, «не будут терпимы ни измена, ни полуизмена». В конце своей речи Клемансо с уверенностью заявил: «Настанет день, когда повсюду, от Парижа до самой незаметной деревушки, шквал радостных приветствий встретит наши окровавленные, омытые слезами, пробитые вражескими снарядами, но победоносные знамена… Приблизить этот день, самый славный из многих славных дней, пережитых французским народом, — в наших силах».
Клемансо понадобилось около года, чтобы привести Францию к победе вместо грозившего ей поражения. Для ее достижения он сделал все возможное: мобилизовал политические и экономические ресурсы государства, очистил военный и гражданский аппарат от лиц, уклонявшихся от фронта, добился создания единого военного командования Франции и ее союзников. Но главное — он всегда и везде вселял во французов победоносный дух, на собственном примере убеждал их, что не следует идти на недостойный мир с врагом. «Немцы могут взять Париж, но это не помешает мне вести войну! Мы будем биться на Луаре, потом, если потребуется, на Гаронне, даже на Пиренеях; если нас вытеснят с Пиренеев, мы будем продолжать войну на море, но что касается мира — никогда!».
Все это позволило Франции выдержать мощное наступление германских войск весной и летом 1918 года, а затем предпринять контрнаступление и обратить противника в бегство. 11 ноября 1918 года, когда Германия признала себя побежденной, народная молва наградила Клемансо почетным званием «Отец победы».
В тот день колокольный звон всех церквей Франции славил победу. На заседании правительства президент Пуанкаре официально объявил об окончании войны и воздал хвалу Клемансо. «Вы зажгли священное пламя в сердцах всех солдат, в сердцах всех французов», — сказал он.
Затем состоялось заседание палаты депутатов. Когда Клемансо поднялся на трибуну, его руки дрожали от волнения. Зачитав текст перемирия, он обратился к народным представителям со словами: «…В этот великий, грозный и великолепный час мне кажется, что мой долг исполнен… От имени французского народа, от имени Французской Республики я шлю вновь обретенным Эльзасу и Лотарингии привет единой и неделимой Франции».
Воздав должное погибшим и живым, Клемансо покинул трибуну. Зал запел «Марсельезу». Председатель палаты Поль Дешанель прославлял «благословенный день, ради которого мы жили 47 лет… Прошли полвека, и вот завтра мы будем в Страсбурге и Меце! Нет человеческих слов, которые могут выразить наше счастье!».
На следующий день президент Пуанкаре запишет в своем дневнике: «Палата устроила вчера Клемансо неописуемую овацию… Для всех он — освободитель оккупированных земель, организатор победы. Он один олицетворяет Францию…».
Клемансо председательствовал на переговорах, предшествовавших подписанию Версальского договора 1919 года, который подвел итог первой мировой войны и заложил основы послевоенного устройства Европы и мира. Он добился введения жестких мер против побежденной Германии, но так и не смог решить «русский вопрос». «Мы желаем поставить вокруг большевизма железный занавес», — заявил Клемансо, ставший одним из организаторов интервенции в Советскую Россию. Однако эта интервенция закончилась неудачей для противников большевизма. Не удалось Франции и другим западным державам поддержать и независимость новых государств на пространстве бывшей Российской империи. Сам Клемансо способствовал, в частности, международному признанию Азербайджана и других кавказских республик. Он даже предлагал отправить в помощь им войска, однако эту инициативу не поддержали лидеры остальных стран-победительниц.
Клемансо был на вершине славы. Но эта «изменчивая подруга» не помогла ему на выборах президента Франции в январе 1920 года. Палата депутатов, еще вчера возносившая его до небес, не поддержала Клемансо. Впрочем, неоднозначное отношение к себе со стороны различных общественных сил Клемансо испытал еще ранним утром 19 февраля 1919 года, когда в него трижды стрелял анархист Эжен Коттэн. Левые радикалы так и не простили Клемансо измену «делу революции». Покушение было неудачным — Клемансо даже не был серьезно ранен. Он добился полной амнистии для Коттэна, объяснив свое решение так: «Будь я молод, я мог бы быть на его месте». ***
После того, как парламент отказался избрать Клемансо президентом, 79-летний Тигр оставил политическую деятельность. Последние годы своей жизни он посвятил путешествиям и литературной деятельности. Уединившись в Вандее, в своем маленьком домике на берегу океана, он работал также над философскими трудами и мемуарами.
24 ноября 1929 года Клемансо скончался в своей парижской квартире на улице Франклина. В своем завещании он записал: «Похороните меня рядом с отцом, в семейной усыпальнице, в Вандее… В гроб положите букетик сухих цветов, который последнее время стоял у меня в комнате, у окна. Я не хочу никаких пышностей, тем более пышных погребальных венков».
Все же французское государство решило отдать последний долг великому сыну нации. Тем более что после смерти Клемансо обнаружилось, что человек, приведший Францию к победе в мировой войне, несколько десятков лет бывший депутатом и сенатором, дважды — премьер-министром, издателем ряда газет и журналов, автором нескольких книг, не накопил за свою жизнь ровным счетом ничего. Похороны Клемансо оплатили правительство и Французская академия. А французский народ убедился в честности и неподкупности «Отца победы». В те дни вспомнили о том, с какой щепетильностью Клемансо относился к своей репутации. Ему принадлежала фраза: «Чести, как и девственности, можно лишиться только один раз».
Пройдет совсем немного времени, какие-то десять лет, и французский народ глубоко пожалеет о том, что в тот день, когда германский фашизм поставил перед собой цель захватить Францию, во главе нее не оказалось такого лидера, каким в 1917 году был Жорж Клемансо…
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 31.07.10 | Просмотров : 2978

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Апр.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
 
Новости партнеров

Объявлены победители конкурса мобилографии Mobile Photography Awards 2016

В США прошел 121-й Бостонский марафон

Стрельба в Далласе. есть пострадавшие

Вот почему дошкольное образование так необходимо

Эльмар Мамедъяров на переговорах с литовским министром

"El

Гороскоп на вторник: главным трендом дня у Льва будет скука, а у Близнецов - меланхолия

Rusiya X

M

Az

Опубликован официальный некролог в связи с кончиной Рамиза Зохрабова

Расим Мусабеков: Трамп сильно разочаровал армянское лобби

Сил нет, только злоба. Армянские националисты снова сжигают флаги

Азербайджан - ЕС: общие интересы с прицелом на продолжительное партнерство

Дональд Трамп: ООН надо реформировать

Bel

ЧП в бакинском метро, поезда идут с задержками

Bak

Андрей Иванов: Удар США по Корее будет значить удар по Китаю

T

Во Франции огласили окончательные результаты первого тура выборов президента

Teleapar

Az

Греческий порт продали за 232 млн евро


 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com