Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры
















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Личность в истории Объединитель Германии

Отто фон Бисмарк оставил после себя
государство для всех немцев

Этому человеку Германия обязана своим появлением в качестве единого государства. При нем исполнилась многовековая мечта немцев о родине, которая «превыше всего», — «Deutschland, Deutschland цber alles». Его называли «Железным канцлером», хотя в памяти соотечественников он остался прежде всего «создателем нации». Речь идет об Отто фон Бисмарке, политике столь же выдающемся, сколь и противоречивом, но однозначно ставшем воплощением самой Германии.


Натиг НАЗИМОГЛУ

Его полное имя было весьма громоздким, как и подобает отпрыску фамилии немецких дворян. Отто Эдуард Леопольд фон Бисмарк-Шёнхаузен родился 1 апреля 1815 года в родовом поместье Шёнхаузен в Бранденбурге к северо-западу от Берлина. Он был третьим сыном прусского землевладельца Фердинанда фон Бисмарка-Шёнхаузена и Вильгельмины, урожденной Менкен.

Потомок Карла Великого

Поместье Шёнхаузен находилось в руках семьи Бисмарков с середины XVI века. Все поколения этой семьи служили правителям Бранденбурга на мирном и военном поприщах. Бисмарки считались юнкерами, потомками рыцарей-завоевателей, которые основали первые немецкие поселения на обширных землях к востоку от Эльбы. На протяжении многих веков они хвастались своим благородным происхождением, ведь их родословная прослеживалась вплоть до правления Карла Великого.
Мать Отто, Вильгельмина, была из семьи государственных служащих и принадлежала к среднему классу. По ее настоянию Отто и его старший брат Бернгард были направлены на учебу в школу Пламана в Берлине. В 12 лет Отто перешел в гимназию имени Фридриха Вильгельма, где проучился три года. Ни математика, ни история античного мира, ни предмет германской культуры не привлекли внимания молодого юнкера. Отто более всего проникся интересом к военной истории. В гимназии он осознал еще одну характерную для себя особенность: «Я хочу руководить моими здешними товарищами, а в дальнейшем — людьми вообще».
По окончании гимназии мать определила 17-летнего Отто в университет Георга Августа в Гёттингене, который находился в Ганновере — одном из королевств раздробленной Германии. Предполагалось, что там юный Бисмарк изучит право и в дальнейшем поступит на дипломатическую службу. Однако Бисмарк не был настроен на серьезную учебу. Большую часть своего времени он проводил в развлечениях, к которым можно причислить и дуэли. Во время одной из них Отто был ранен — так у него остался шрам на щеке.
В сентябре 1833 года Бисмарк перебрался в Новый столичный университет в Берлине. Однако он лишь числился в этом заведении, поскольку лекций почти не посещал, а пользовался услугами репетиторов, натаскивавших Бисмарка к экзаменам. Такое неполноценное обучение не помешало, тем не менее, ему получить диплом в 1835 году и вскоре быть зачисленным на работу в Берлинский муниципальный суд.
Так началась карьера будущего германского лидера, о грандиозности которой не мог тогда помыслить и сам, казалось бы, ничем не примечательный выпускник Берлинского университета.

Хозяин поместья Шёнхаузен

Вскоре в жизни семейства Бисмарков произошли серьезные, в том числе и очень печальные, события. 1 января 1839 года умерла мать Отто фон Бисмарка, Вильгельмина. После кончины матери, столь горячо опекавшей своих детей, Бисмарку пришлось самому решать вопросы, имевшие для него жизненно важное значение. Между тем карьера Бисмарка совершенно не складывалась. Главной причиной было то, что он не терпел над собой никакого начальства. «Мне изначально претят, по самой своей природе, торговые сделки и чиновничья должность, и я вовсе не считаю безусловной удачей для себя сделаться даже министром, — пишет в то время Бисмарк. — Мне представляется более респектабельным, а при некоторых обстоятельствах и более полезным возделывать рожь, нежели писать административные распоряжения. Мое честолюбие устремлено не к тому, чтобы повиноваться, а скорее к тому, чтобы приказывать».
Скука чиновничьей жизни заставляет юного Бисмарка совершать безрассудные поступки. Он влез в долги, однако решив отыграться за игорным столом, страшно проигрался. В отчаянии он подумывал даже о самоубийстве. В конце концов Отто сознается отцу в своей финансовой несостоятельности. И Фердинанд фон Бисмарк помогает сыну, прежде всего дельным советом. Вняв призыву родителя, Отто решает «жить и умереть в деревне», как и его отец.
Бисмарк вернулся в родовое имение и оказался, неожиданно для самого себя, сметливым и практичным землевладельцем. Деревенский образ жизни пошел на пользу Бисмарку и в плане самообразования. Вернувшись домой, в прусское захолустье, Отто погрузился в изучение необходимых для землевладельца наук, прежде всего сельского хозяйства и бухгалтерии. В то же время он принялся за труды Гегеля, Канта, Спинозы, Фейербаха. Отто прекрасно изучил и столь полюбившуюся ему английскую литературу.
Самообразование значительно помогло Бисмарку на помещичьей стезе. Он оказался талантливым управляющим. От прежней расточительности не осталось и следа: Отто больше никогда не одалживал денег. Наоборот, увеличив доходы родительского поместья, он вскоре полностью расплатился со всеми кредиторами.
Правда, Отто порой продолжал оставаться таким же непредсказуемым, как и раньше. Он шокировал своих соседей-юнкеров тем, что разъезжал по их угодьям на своем огромном жеребце Калебе, не заботясь о том, кому эти земли принадлежали. Рассказывали, что он точно так же поступал по отношению к дочерям соседских крестьян. Позднее Бисмарк, раскаиваясь, признавался, что в те годы он «не чурался никакого греха, водя дружбу с дурной компанией любого рода». За буйный нрав соседи прозвали его «бешеным».
Между тем Бисмарк каждое утро начинал с чтения Библии. Он считал себя верующим в Бога и убежденным последователем Мартина Лютера. В числе величайших исторических личностей, коими восхищался Бисмарк, был пророк Мухаммед. Выражая свое благоговейное отношение к основоположнику исламской религии, Бисмарк писал: «О Мухаммед! Я опечален, что не был твоим современником. Человечество только единожды увидело твою великую силу и больше никогда ее не сможет увидеть. Я восхищаюсь тобой!».
В середине 1841 года Отто решил жениться на Оттолине фон Путткамер, дочери богатого юнкера. Однако ее мать отказала Бисмарку, и чтобы забыть об этой любовной неудаче, он отправился в путешествие по Англии и Франции. Женился Бисмарк лишь спустя шесть лет. Причем его избранницей стала дальняя родственница Оттолины, Иоганна фон Путткамер. К тому времени Бисмарк уже потерял отца и после раздела семейной собственности стал хозяином поместий Шёнхаузен и Книпхоф в Померании.

«Пора в бой»

В год своей женитьбы Бисмарк решился еще на одно важное изменение в своей жизни. «Пора в бой», — сказал он себе и добился того, что его избрали депутатом прусского ландтага. Сам выборный процесс весьма разочаровал молодого помещика: «Никогда столько не лгут, как во время войны и выборов». Однако дебаты в ландтаге оказались по душе Бисмарку: «Удивительно, сколько дерзости — сравнительно с их способностями — высказывают ораторы в своих выступлениях и с каким бесстыдным самодовольством осмеливаются навязать такому большому собранию свои пустые фразы».
Бисмарка целиком захватывает политическая борьба. Он видит удовольствие в том, чтобы громить своих политических противников силой своего слова и убеждения. Злопыхатели говорили, что Бисмарк превратился из «бешеного юнкера» в «бешеного депутата». Ораторская агрессивность Бисмарка не остается незамеченной, хотя ее и сочли не совсем приемлемым качеством для занятия важной государственной должности. Когда Бисмарка рекомендовали в министры, король начертал резолюцию: «Годен, только когда безраздельно хозяйничает штык».
Оружие, действительно, порой пускалось Бисмарком в ход. В дни революции 1848 года он явился в Берлин для подавления бунтовщиков во главе вооруженного отряда из своих крестьян. Однако политическую известность он приобрел отстаиванием консервативных взглядов. В тот период он даже выступил против идеи создания федерации германских государств, ибо считал, что это объединение укрепит набиравшее силу революционное движение. Король Фридрих Вильгельм IV вынужден был сказать о Бисмарке: «Ярый реакционер» с добавлением «Использовать позже».
«Позже» наступило в мае 1851 года, когда король назначил Бисмарка представителем Пруссии в союзном сейме во Франкфурте-на-Майне. Там-то Бисмарк и развил свой подход к идее германского объединения, придя к заключению, что целью Пруссии не может быть германская конфедерация при господствующем положении Австрии и что война с Австрией неизбежна, если господствующие позиции в объединенной Германии займет Пруссия.
Категоричность Бисмарка, выражавшего свою особенную позицию по многим государственным вопросам, оказалась не по нраву королевскому двору в Берлине. В 1859 году брат короля, Вильгельм, бывший в то время регентом, освободил Бисмарка от его обязанностей и направил посланником в Санкт-Петербург.

Битва при Кётиггреце

В 1862 году Бисмарк был направлен посланником во Францию ко двору Наполеона III. Однако вскоре он оказался востребованным для прусской монархии на совершенно ином поприще. Парламент, пользуясь старостью и инертностью своего короля, потребовал сократить расходы на армию. И прусская монархия вспомнила о Бисмарке, который мог бы укротить зарвавшихся парламентариев.
В возрасте 47 лет Бисмарк становится главой прусского правительства. Новый канцлер сразу же заявил, что намерен создать единое германское государство — германский рейх. «Великие вопросы эпохи решаются не мнением большинства и либеральной болтовней в парламенте, а железом и кровью», — возгласил Бисмарк.
В 1864 году, заключив союз с австрийским императором, Бисмарк напал на Данию и в результате блестящего блицкрига аннексировал у Копенгагена две населенные этническими немцами провинции — Шлезвиг и Гольштейн.
Однако спустя два года начался прусско-австрийский конфликт за гегемонию над германскими княжествами. Бисмарк поставил задачу быстрой победы над Австрией, но в то же время не желал для нее унизительного разгрома. Имея в виду скорую войну с Наполеоном III, он опасался иметь под боком разбитого, но потенциально опасного врага. Вообще, Бисмарк всегда следовал принципу уклонения от войны на два фронта.
После решающей битвы при Кётиггреце, в которой германские войска разгромили австрийцев, Бисмарк сумел добиться отказа от аннексионистских претензий Вильгельма I и прусских генералов, желавших вступить в Вену и требовавших крупных территориальных приобретений, и предложил Австрии почетный мир (Пражский мир 1866 года). На военном совете Бисмарк издевательски в присутствии короля предлагает генералам преследовать австрийскую армию за Дунаем. И когда армия окажется на правом берегу и потеряет связь с теми, кто позади, «самым разумным решением будет пойти на Константинополь и основать новую Византийскую империю, а Пруссию предоставить ее судьбе». На эти слова канцлера король возражает: «Главный виновник может уйти безнаказанным!». На что следует ответ Бисмарка: «Наше дело — не вершить суд, а заниматься германской политикой. Борьба Австрии с нами не более достойна наказания, чем наша борьба с Австрией. Наша задача — установление германского национального единства под руководством короля Пруссии».
Так Бисмарк не позволил Вильгельму I «поставить Австрию на колени», оккупировав Вену.
9 апреля 1866 года он представил на рассмотрение бундестага свой проект германского парламента и всеобщего тайного избирательного права для мужского населения страны. Еще через год итоги австро-прусской войны были подтверждены созданием подконтрольного Пруссии Северогерманского союза, в который вошли 22 немецких государства. Все они, согласно конституции, принятой в 1867 году, образовали единую территорию с общими для всех законами и учреждениями. Внешняя и военная политика союза была фактически передана в руки прусского короля, который объявлялся его президентом.
Вне Северогерманского союза остались южные немецкие земли — Бавария, Вюртемберг и Баден. На пути их вхождения в состав Северогерманского союза стояла Франция, не хотевшая видеть на своих восточных границах мощную немецкую державу. Бисмарк понимал, что без войны эту проблему решить не удастся. И он без всяких сомнений решил ее спровоцировать.

Единый Германский союз

Бисмарк провоцировал французов как мог. Хитроумными дипломатическими ходами он совершенно запутал Наполеона III, разозлил министра иностранных дел Франции герцога де Грамона, обозвав того дураком. Очень кстати пришлась борьба за испанское наследство. Бисмарк, тайком от Франции, предлагает Мадриду в качестве монарха принца Леопольда Гогенцоллерна. Французские газеты негодуют по поводу «немецких выборов испанского короля». Грамон заявляет: «Мы не думаем, что уважение к правам соседнего государства обязывает нас допустить, чтобы иностранная держава посадила одного из своих принцев на престол Карла V и таким образом, во вред нам, нарушила бы нынешнее равновесие в Европе и поставила под угрозу интересы и честь Франции».
После этого заявления принц Леопольд без всяких консультаций с Бисмарком объявил, что отказывается от притязаний на испанский престол. Отказ Леопольда разрушил расчеты Бисмарка на то, что Франция сама развяжет войну против Северогерманского союза.
Пока Бисмарк раздумывал, какими еще способами можно подвигнуть Францию на объявление войны, французы сами дали к тому прекрасный повод. 13 июля 1870 года к отдыхающему на эмсских водах Вильгельму I заявился французский посол Бенедетти и передал ему просьбу министра Грамона — заверить Францию в том, что он, король, никогда не даст своего согласия, если принц Леопольд вновь выставит свою кандидатуру на испанский престол. Король, возмущенный столь дерзкой для дипломатического этикета тех времен выходкой, ответил резким отказом. Вскоре он получает письмо от своего посла в Париже, в котором говорилось, что Грамон настаивает, чтобы Вильгельм собственноручным письмом заверил Наполеона III в отсутствии у него всяких намерений нанести ущерб интересам и достоинству Франции. Это известие окончательно вывело из себя Вильгельма I. Когда Бенедетти попросил новой аудиенции для беседы на эту тему, он отказал ему в приеме.
Получив известие об этих событиях, Бисмарк сразу поинтересовался о готовности армии к немедленной войне. Но он также предупредил генералов: «Важно, чтобы мы были теми, на кого напали, и галльское высокомерие и обидчивость помогут нам в этом...».
15 июля 1870 года глава французского кабинета Эмиль Оливье потребовал от парламента кредит в 50 миллионов франков и сообщил о решении правительства призвать в армию резервистов «в ответ на вызов к войне». Оливье говорил, что он «с легким сердцем» готов нести ответственность, отныне падающую на него. Депутаты одобрили все предложения правительства, и 19 июля Франция объявила войну Северогерманскому союзу.
Бисмарк добился своего. Франция развернула военные действия, однако терпела одно поражение за другим. Ровно через месяц после начала боевых действий значительная часть французской армии была окружена немецкими войсками под Седаном и капитулировала. Сам Наполеон III сдался в плен Вильгельму I.
Столь оглушительному успеху германской армии предшествовала кропотливая деятельность Бисмарка, создавшего из разношерстных армий немецких королевств монолитную машину войны. Не случайно он, игнорируя протесты парламента, выбивал на военные нужды многомиллионные субсидии.
С победой над Францией Бисмарк приступил к заключительному этапу объединения немецких земель. В ноябре 1870 года южногерманские государства вступили в преобразованный из Северного единый Германский союз. Вскоре баварский король предложил восстановить немецкую империю и немецкое императорское достоинство, уничтоженные в свое время Наполеоном Бонапартом. Предложение это было принято. В 1871 году в оккупированном немцами Версале Вильгельм I надписал на конверте адрес — «канцлеру Германской империи», утвердив тем самым право Бисмарка управлять империей, которую тот создал.

Железный канцлер

Свою внешнюю политику Бисмарк строил, исходя из ситуации, сложившейся после поражения Франции во франко-прусской войне и захвата Германией Эльзаса и Лотарингии, ставшего источником длительной напряженности во взаимоотношениях двух государств. С помощью сложной системы союзов, обеспечивших изоляцию Франции, сближение Германии с Австро-Венгрией и поддержание хороших отношений с Россией, Бисмарку удавалось сохранять сильные позиции Германской империи в европейской и мировой политике.
В 1881 году Бисмарк заявил, что «до тех пор, пока он — канцлер, у Германии не будет никакой колониальной политики». Тем не менее в течение 1884-1885 годов были созданы немецкие колонии в Юго-Западной и Восточной Африке, Новой Гвинее, на архипелаге Бисмарка, Соломоновых и Маршалловых островах. Бисмарк привлек к колониальной политике своего сына Герберта, который, в частности, занимался урегулированием вопросов с Англией. Но дипломата из того не получилось, видимо, потому, что он с избытком унаследовал негативные черты отцовского характера.
Внутренняя политика Бисмарка полностью отвечала данному им народом прозвищу «Железный канцлер». Он провел реформы германского права, системы управления и финансов. Но свои преобразования он сочетал с мощным давлением на те силы, которые подозревались им в расшатывании единства Германской империи. Так, Бисмарк развернул борьбу с засильем католической церкви, в результате которой все церковные назначения должны были согласовываться с государством. Школы были отделены от церкви, введен институт гражданского брака, а иезуиты — изгнаны из Германии.
Кроме того, Бисмарк не воспринимал социалистов — он попросту их презирал. И как-то обрушился на них с такой тирадой: «Если вы будете давать людям заманчивые обещания, с издевкой и насмешкой объявлять ложью все, что было для них до сих пор свято, а веру в Бога, веру в наше королевство, привязанность к Отечеству, к семье, к собственности, к передаче приобретенного по наследству — если вы все это у них отнимите, то будет совсем не трудно довести человека с низким уровнем образования до того, что он, в конце концов, потрясая кулаком, скажет: будь проклята надежда, будь проклята вера и, прежде всего, будь проклято терпение! И если нам придется жить под игом бандитов, то всякая жизнь потеряет смысл!».
Бисмарк плохо относился и к революциям, поскольку считал, что те «замышляются гениями, осуществляются фанатиками, а их результатами пользуются подлецы».
После того как в июне 1878 года была совершена попытка покушения на императора, Бисмарк развернул широкую кампанию против левых сил. Вскоре ему удалось провести через рейхстаг законопроект, направленный против социалистов. Им было запрещено организовывать митинги, закрывались социалистические кружки и газеты.
Однажды Бисмарк сформулировал свой подход к вопросу власти, в том числе и его собственной. «Поскольку государственная машина не может стоять сама по себе, правовые конфликты легко превращаются в вопросы власти; у кого в руках власть, тот действует по своему разумению». Либералы сразу обвинили его в осуществлении политики под лозунгом «Сила выше права». В ответ «Железный канцлер» сыронизировал: «Я не провозглашал этот лозунг. Я просто констатировал факт».

***

С вступлением на престол Вильгельма II в 1888 году Бисмарк стал терять свои позиции фактического лидера Германской империи. Молодой император не желал находиться в тени влиятельного канцлера. И Бисмарк вскоре принял решение уйти в отставку, которая была утверждена кайзером 20 марта 1890 года. Бисмарк получил почетный титул герцога Лауэнбургского и звание генерал-полковника кавалерии. Спустя год его избрали депутатом рейхстага. Еще через четыре года вся Германия отпраздновала 80-летие Бисмарка.
В 1898 году здоровье экс-канцлера резко ухудшилось. 30 июля он скончался в своем имении во Фридрихсруэ на 84-м году жизни. Там же Бисмарк и был похоронен по собственному желанию. На надгробии его усыпальницы была выбита надпись: «Преданный слуга немецкого кайзера Вильгельма I».
Он навсегда вошел в историю как создатель единого германского государства. Именно Бисмарк положил конец раздробленности немецкой нации. До 1871 года жители Мюнхена считали себя, прежде всего, баварцами, берлинцы идентифицировали себя с Пруссией, немцы из Кельна почитали себя подданными Вестфальского королевства. Переворот в сознании и политической жизни немцев произошел именно при «Железном канцлере», который добился преодоления всех внутренних и внешних трудностей ради единства своего Отечества. При этом он признавал, что для достижения цели нередко пускал в ход весьма нелицеприятные средства. «Политика есть искусство приспособляться к обстоятельствам и извлекать пользу из всего, даже из того, что претит», — говорил он.
Между тем целью Бисмарка было не только политическое объединение Германии, но и выработка общей идеологии единого немецкого государства. И если политический процесс контролировался им до поры до времени, то сфера сознания и духа миллионов немцев не могла подчиняться ему, даже несмотря на железную волю Бисмарка. Амбиции Германской империи приняли вскоре после ухода глобальные масштабы. Через пару десятилетий крайние политические силы придали им уродливые, человеконенавистнические формы, воплощенные, в частности, в идеологии и деятельности нацистов.
Но это уже другая история, к свершению которой Бисмарк не имеет никакого отношения. Не его вина, что воздвигнутое им знамя германского единства оказалось вскоре в руках тех, кто, в сущности, враждебно относился и ко всему подлинно великому и возвышенному, что было создано тысячелетней германской цивилизацией. И это ничуть не умаляет, действительно, величайших заслуг Бисмарка перед немецким народом.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 14.11.10 | Просмотров : 2506

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Апр.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
 
Новости партнеров

Объявлены победители конкурса мобилографии Mobile Photography Awards 2016

В США прошел 121-й Бостонский марафон

Стрельба в Далласе. есть пострадавшие

Вот почему дошкольное образование так необходимо

Эльмар Мамедъяров на переговорах с литовским министром

"El

Гороскоп на вторник: главным трендом дня у Льва будет скука, а у Близнецов - меланхолия

Rusiya X

M

Az

Опубликован официальный некролог в связи с кончиной Рамиза Зохрабова

Расим Мусабеков: Трамп сильно разочаровал армянское лобби

Сил нет, только злоба. Армянские националисты снова сжигают флаги

Азербайджан - ЕС: общие интересы с прицелом на продолжительное партнерство

Дональд Трамп: ООН надо реформировать

Bel

ЧП в бакинском метро, поезда идут с задержками

Bak

Андрей Иванов: Удар США по Корее будет значить удар по Китаю

T

Во Франции огласили окончательные результаты первого тура выборов президента

Teleapar

Az

Греческий порт продали за 232 млн евро


 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com