Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Главная Эльшан МАМЕДОВ, театральный продюсер (Москва): «Я знаю, что мог бы показать бакинской публике»

Эльшан Мамедов, глава продюсерской компании «Независимый театральный проект», — человек активный и энергичный, к тому же с весьма интересной творческой биографией. Окончил театроведческий факультет ГИТИСа, занимался чешским театром. В НИИ искусствознания защитил кандидатскую диссертацию по теме «Театры «малых форм» Чехии 60-х годов ХХ века». Потом занялся продюсированием — сегодня в репертуаре «Независимого театрального проекта» такие брендовые названия, как «Девочки из календаря», «Боинг-Боинг», «Госпиталь «Мулен Руж», «Ladies’s night». Только для женщин». С Эльшаном МАМЕДОВЫМ специально для «Азербайджанских известий» беседовала Саадат КАДЫРОВА (ИТАР-ТАСС).


- Эльшан, вы один из самых успешных театральных продюсеров России, при этом надо отметить, что театр - не самое традиционное место, где можно встретить азербайджанца. Как случилось, что вы оказались в Москве и так успешно в этой сфере реализовались?

- Я прожил в Баку первые 17 лет и до определенного момента не понимал, с чем было связано стремление уехать не куда-нибудь, а в Москву. Это было осознанное, огромное желание, как у чеховских трех сестер.

- Тяжело было убедить родных «отпустить ребенка» в Москву?

- Все родственники и учителя были категорически против моего неуемного желания поступать в театральный институт. Я был первым учеником школы, поэтому театральный институт применительно ко мне многим казался чем-то очень несерьезным. Моя любимая мама оказалась тем человеком, кто прекратил эти разговоры. «Оставьте его в покое, пусть делает, что хочет», - в какой-то момент сказала она. И хотя мама мечтала о «белом халате» для сына, а папа о карьере юриста, они меня отпустили. Думали – не поступит, перебесится и приедет обратно в Баку. Но получилось так, что я поступил на театроведческий факультет, который тогда был самым «блатным» факультетом ГИТИСа. А у меня, как вы понимаете, никаких «блатов» не было. Сорок человек на место, причем, брали всего пятнадцать.  Это было так называемое «штучное» образование, когда тобой занимался мастер, который набирал курс, и т.д. Я до сих пор считаю, что программа театроведческого факультета ГИТИСа была уникальна. Это была программа филологического факультета МГУ плюс театроведческие дисциплины. Не было никаких поблажек. Мы подробно изучали историю кино, изобразительного искусства, музыки, русскую и зарубежную литературу. Это при том, что театроведение никто не отменял. И, как потом показала практика, эта универсальность имела смысл. По окончании института никто из нас не остался без работы. У нас были потрясающие педагоги, к сожалению, сейчас уже многих нет… После окончания института нужно было поступать в аспирантуру, а без направления от какой-либо организации сделать это было невозможно. Мне сказали: «Поезжай в Баку, и пусть твои дадут тебе направление». Я был абсолютно уверен, что когда в Баку узнают, что я напишу диссертацию по азербайджанскому театру, все будут счастливы. Но никому это оказалось не нужно, никто мне не стал помогать. Я вернулся в Москву, взял направление в управлении культуры Москвы, где проходил практику, и решил дальше заниматься чешским театром, тем более что у меня уже был диплом на эту тему.

- С чего началась карьера продюсера?

- Я начал работать уже на втором курсе. Мы тогда подрабатывали «молодыми критиками», ездили со своими коллегами по городам, смотрели спектакли, обсуждали их, - тогда это был приличный заработок. Но сразу после поступления в институт я понял, что заниматься театром, сидя в тиши читального зала, я не смогу! У меня даже началась депрессия. Мне хотелось «делать» театр изнутри, заниматься практикой. И «наверху» меня как будто услышали! Совершенно случайно я оказался на шекспировской конференции, где познакомился с уникальной Никой Косенковой. Это выдающаяся личность, и, как обычно это бывает, личность с очень непростым характером. Для меня и для некоторых моих однокашников она, можно сказать, «сделала судьбу». Это актриса, режиссер, уникальный педагог по голосу. Она в свое время предложила альтернативную программу занятия голосом, в СССР ее не приняли, а во Франции она имела успех. Мы с ней сделали спектакль «Слово о полку Игореве» на древнерусском языке, который все московские критики объявили локальным спектаклем для кружка славистов. В России он пришелся не ко двору, зато мы объехали с ним весь мир. Этот спектакль я и считаю своим первым продюсерским опытом – помимо участия в самом спектакле я занимался организационными вопросами.

- То есть стремление к неординарным проектам у вас оттуда? Можно ведь было пойти легким путем и сделать, к примеру, что-то классическое, а тут вдруг решили древнерусский язык?

- Наверное, можно сказать, что оттуда, из театра «Тембр» Ники Косенковой. Там я понял, каков азарт идти напролом, вопреки. Все спектакли «Независимого театрального проекта» сделаны вопреки. Я могу привести много примеров. Скажем, в какой-то момент все стали ставить комедии. Я прекрасно отношусь к комедийному жанру и считаю его самым сложным. Но в нашей афише много комедий. И  именно тогда, вопреки, я решил делать бродвейский хит – спектакль «Мастер-класс» - драматическую историю жизни Марии Каллас. Мне говорили, что я сошел с ума, что в нашей стране никто не знает Каллас и никто на это не пойдет. Однако мы сыграли этот спектакль около 200 раз. И я счастлив, что Каллас стала выдающейся ролью Татьяны Васильевой.

- Я была на ваших спектаклях и воочию убедилась, что вы стараетесь сочетать профессионализм, высокое качество и неординарную подачу. Вы же продюсер, как решаете коммерческую часть вопроса?

- Многие думают, что главная задача продюсера найти деньги на проект. Это очень однобокое понимание. Продюсер – человек, который должен придумать проект, который будет востребован. Я должен угадать, это моя ответственность. И сначала я придумываю театральный проект, а потом приглашаю режиссера, актеров и т.д.

- У вас есть спонсорские проекты?

- В основном это кредиты.

- Как вы выбираете постановку: интуитивно  или все-таки имеют место исследование и мониторинг?

- Огромное значение, конечно, играет интуиция. Легенды складывают про мою хваленую интуицию (стучит по столу), но это действительно важно. Я читаю огромное количество пьес, проектов, езжу по всему миру, отсматриваю спектакли, и в какой-то момент что-то щелкает внутри: вот то, что сегодня нужно делать.

- Расскажите, как родился один из самых успешных проектов, о котором говорит вся Москва - LadiesNight?

- Очень просто. Я посмотрел парижский спектакль и вышел после него с тем самым щелчком.

- Многих шокируют язык общения героев, грубые выражения, почти нецензурная лексика… Как вы сами к этому относитесь?

- Я сам никогда не ругался матом. Ни в школе, ни даже в армии. Я начал использовать крепкие словечки,  только попав в театр. Но я – исключение. Весь народ в России говорит на мате, и глупо это отрицать. Матерные слова вы услышите сегодня и со сцены Художественного театра. Но в спектакле «Ladies'Night. Только для женщин» не произносится ни одного матерного слова. Это такая качественная имитация мата, что многие его принимают за мат. Я считаю, что не нужно лукавить со зрителем – он  никогда не поверит, что безработные друзья-металлурги, а они – главные герои спектакля, разговаривают между собой пятистопным ямбом.  Как-то мы играли этот спектакль на сцене БДТ им. Товстоногова в Питере. Начался спектакль, и я стал наблюдать за помощником режиссера, которая стояла в кулисе и внимательно слушала текст (а она работала еще с Товстоноговым!). Потом я набрался наглости и спросил ее, не шокирована ли она текстом, и ее ответ меня ошеломил. Она сказала: «Когда в Малом театре впервые игрались пьесы Островского, его язык тоже шокировал тогдашнюю публику. Считайте, что у вас  новый Островский».

- Вы конфликтный человек?

- «Не будите спящего льва» - это про меня. Меня надо довести. Я вообще очень тяжело переживаю конфликты, это не в моей природе, я все пропускаю через себя.

- Эльшан, я знаю, что вы придумали интересный ход - рекламу во время спектакля. Что такое реклама по телевизору, думаю, все знают, - раздражает ужасно, а вот если это придет в театр?

- Во-первых, не я это придумал, - весь мир использует театр как рекламное пространство уже достаточно давно. Во-вторых, это для нас не самоцель. Мы рекламировали воду Evian во время спектакля «Мастер-класс». То есть на сцене главная героиня пила эту воду, и в этом заключалась реклама. Вокруг спектакля «Ladies'Night. Только для женщин» было придумано специальное рекламное пространство для одной косметической компании. В нашем новом спектакле «Девочки из календаря»  используется французская косметика Sisley, и это тоже рекламный проект. Главное, делать все рекламные ходы органично, чтобы это не «резало» глаз и слух. Например, при подготовке американских гастролей Ladies’Night меня умоляли разрешить наклеить на декорацию рекламу пива «Балтика». Я отказался, потому что неорганично.

- Вы коммерческий человек?

- Если учесть, что Ladies’Night - один из самых аншлаговых спектаклей Москвы вот уже девятый сезон, то, наверное.

- Я довольно часто бываю в театре, и каждый раз сердце сжимается, когда вижу, как убого выглядят именитые коридоры главных театральных площадок страны. Как вы считаете, театр должен поддерживаться государством?

- Сейчас много разговоров по этому поводу и основной пафос в том, что театр без государственных дотаций существовать не сможет. Такое ощущение, что опыта мирового театра не существует. Во Франции, например, всего четыре государственных театра, все остальные  - частные. А репертуарный театр так вообще один – «Комеди Франсез». И ничего, как-то живут, ставят не самые плохие спектакли. И театры у них в хорошем состоянии. А у нас в дотируемый государством Театр им. Ермоловой, который стоит практически на Красной площади, входить не хочется – неуютно. Это к вопросу об именитых коридорах. Я горжусь тем, что ни одного дня не проработал в государственном театре и не знаю, что такое госдотация, при этом наш театр называют полноценным репертуарным театром. Я умираю от счастья, когда в мой адрес злословят - «посмотрите на него, тоже мне, Дягилев нашелся!», хотя до Дягилева мне ой как далеко. Я считаю, что дело не только в дотациях, но и в отношении к делу, в желании делать театр, в любви к театру, как бы банально это ни звучало. Наши спектакли, и, поверьте, это не самореклама, могут конкурировать по качеству с любым, самым государственным театром. И это не мое мнение, это мнение профессионалов и зрителей. Так, значит, театр может существовать без дотаций?

- Я знаю, вы были недавно на театральной конференции в Баку, какие впечатления?

- Да, я принимал участие в работе первой Бакинской международной театральной конференции. Организация была на высшем уровне, - принимать у нас умеют! Город долгое время был в строительных лесах. Незадолго до нашего приезда все эти леса сняли, и получился дивной красоты город, который всегда был красивым, но сейчас это что-то невероятное! Я страшно им гордился, с удовольствием его показывал своим друзьям-коллегам. Но, увы, при всей элегантности организации не было четко очерченной темы конференции. Я так и не понял принцип отбора приглашенных участников. Зато явно была видна готовность власти финансово и не только финансово поддерживать театр. Это прекрасно! Но меня сильно испугало большое количество околотеатральных людей. Людей, которые занимаются театром, но мало что в нем понимают. Я общался с новым директором национального театра – это прекрасно образованный театральный человек, и я очень надеюсь, что у него хватит смелости сделать «резкие шаги». Я четко знаю одно: сейчас в Баку нужны театральные профессионалы, которые смогут современно развить те великие культурные традиции, которые с избытком есть в Азербайджане. Мы ведь не малый народ, которому надо помогать, мы нация, у которой всегда были великая литература, музыка, живопись. Но что касается театра - Азербайджан никогда не был театральной державой. Это не значит, что у нас нет театральных традиций, - они есть, и их много, но, согласитесь, что Азербайджан - не Грузия, театр которой гремит по всему миру. Это не хорошо и не плохо, это данность. Так вот театральные профессионалы нужны, в том числе и для того, чтобы не превратить Баку в место, куда «столичные штучки», почувствовав запах денег, будут ездить на заработки, на халтурку.

- Почему, по-вашему, нет раскрученных азербайджанских лиц на российском телевидении?

- Потому что мы этим не занимаемся. Мы не пиарим себя, так было всегда, и это, видимо, национальное качество. Когда у нас есть Алим Гасымов, то, согласитесь, Дживан Гаспарян со своим дудуком должен «отдыхать». Но Гаспарян собирает стадионы, а про Гасымова знают только избранные. Почему на ардебильском ковре в музее Виктории и Альберта в Лондоне не написано, что это азербайджанский ковер? Почему не написано хотя бы, что он из Южного Азербайджана? Почему никто этим не занимается? Почему шоу «Легенды Грузии» с триумфом гастролирует по всему миру, а про потрясающий балет Ф.Амирова «Тысяча и одна ночь» мало кто знает? Почему все знают про балет «Спартак» и мало кто знает про балет «Легенда о любви»? Когда мне задают такие вопросы, я начинаю заводиться и чувствовать свои корни... Как говорил товарищ Саахов: «Обидно, честное слово!»

- «Не спрашивай - что Родина сделала для тебя, спроси - что ты сделал для Родины». Я хочу спросить у вас, что вы делаете как продюсер, чтобы «продвигать», то хорошее, что у нас есть?

- Это больной вопрос. Все мои попытки кончались убеждением, что это никому не нужно. Во времена работы в кино (а было и такое время) мы с моим другом, одноклассником и нынешним финансовым директором Руфатом Заировым вытащили из Госфильмофонда исходники многих азербайджанских фильмов, напечатали с них эталонные копии и передали в Баку. А потом услышали, что, оказывается, мы на этом заработали золотые горы… Таких попыток было несколько. Но не будем о грустном. На бакинской конференции чувствовалось, что люди хотят что-то изменить, а менять там действительно нужно многое, - азербайджанский театр в застое. Мой опыт, конечно, мог бы пригодиться. Опять же не в качестве саморекламы – я знаю, как сделать масштабный, качественный и привлекательный театральный проект, на который будет ломиться весь город. Знаю и готов поделиться опытом. Кроме того, как авторское агентство мы представляем несколько крупнейших авторских агентств Франции, Англии и Америки. Я не хвалюсь, но я действительно в курсе того, что происходит в западном театре, отсматриваю премьеры в Париже и Лондоне, общаюсь с авторами, читаю тоннами их пьесы, причем пьесы новые, современные. В России в этом смысле я очень востребован, готов помочь и Родине, но предлагать себя, навязывать себя – не в моих правилах.

- Как часто вы путешествуете?

- А как вы думаете? В театре слово «гастроли» - не последнее слово. А гастроли – это путешествия. Я люблю путешествовать и помимо гастролей, причем с одинаковым интересом посещаю как маленькие французские городки или Метрополитан музеум в Нью-Йорке, так и ханский дворец в Шеки или Пермский  художественный музей.

- Вы не думали представить что-нибудь из своего репертуара в Баку?

- Конечно, думал, но одного моего желания, увы, мало. Мы неудобны для тех организаторов, которые любят привозить «звезду на фоне занавески». У нас полноценные спектакли, и никаких выездных вариантов я не приемлю: где бы мы ни играли - в Москве, Баку, Тель-Авиве или Шарабановке, на сцене должна быть одна картинка, без компромиссов. В общем, наверное, странно – где только мы не гастролировали: по многу раз в Израиле, в США, в Прибалтике, в Украине, даже в Дубае за прошлый сезон побывали семь раз, показав весь репертуар, а в Баку пока нет. Я на всю эту ситуацию смотрю философски: значит, еще не пришло время. Хотя я знаю, что мог бы показать бакинской публике.

 

Москва

TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 22.12.10 | Просмотров : 2925

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Сен.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com