Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Люди и судьбы Бакинец из Швейцарии

Каждый съезд азербайджанцев мира, как и состоявшийся недавно в Баку очередной третий, — это не только принятые резолюции и обращения, но и, конечно, встречи соотечественников, живущих сегодня в разных уголках мира. Друг с другом, Родиной, близкими и друзьями, любимым Баку.


Элеонора АБАСКУЛИЕВА

Корни большого дерева


Эльдар Гасымов — бакинец не по происхождению, он родом из Карабаха, его юность прошла в Агджабединском районе, а по манере общаться, говорить. И хотя эти признаки можно назвать внешними, но и они — те детали, из которых складывается образ человека. Тем более что за ними со временем раскрывается более глубинный слой, подтверждающий первые впечатления.
Предполагалось, что наша беседа будет посвящена итогам завершившегося третьего съезда азербайджанцев мира, но с первых же минут она вырулила куда-то в совершенно другую сторону. Эльдар муаллим восторженно рассказывал о своем тезке из Ичери шэхэр, занимающемся искусством ковра. Причем эмоции сопровождались таким серьезным анализом творчества мастера, сравнениями с работами Лятифа Керимова и Расима Эфендиева, что хотелось сразу же увидеть то, о чем он говорит. Причем его искусствоведческие познания никак не увязывались с профессиональной деятельностью доктора Гасымова, посвятившего всю жизнь медицине, а последние лет пятнадцать — вертебрологии, то есть проблемам позвоночника, которые стали сегодня, по мнению медиков, пандемическим явлением, охватившим мир. Восхищенное отношение у профессора Гасымова не только к ковроделию — с не меньшим увлечением он может рассказывать об азербайджанской кухне, находя и в этой теме нюансы, которые могли бы удивить самого Таира Амирасланова, главу Центра азербайджанской кулинарии. Но он не из тех «знатоков», которые, благодаря блестящей памяти, способны блеснуть знаниями из далеких от его основной специальности областей. Все, чего он касается даже в обычном разговоре, прочувствовано им, это часть его души, которая остается азербайджанской, несмотря на то, что жизнь хорошо помотала его по миру. Последние десять с лишним лет он живет в Швейцарии. В качестве представителя ее азербайджанской диаспоры он и прибыл на форум.
Южанин по темпераменту, азербайджанец до кончиков ногтей, Эльдар Гасымов не любит слова «менталитет», и хотя он об этом не говорил, однако в его прекрасной азербайджанской речи, несмотря на годы странствий избежавшей, к счастью, англицизмов и галлицизмов, этот столь распространенный сегодня в нашем обществе термин попросту отсутствует. Зато в его характере присутствует другое — поступки и ценности, которые достались нам от наших дедов и прадедов и проявляются в делах, а не словах. На вопрос: «Почему, не дожидаясь призыва, ушли добровольцем на карабахский фронт?» вместо ответа удивленно пожимает плечами, дескать, а как же иначе. А потом рассказывает не про себя, не про госпиталь, который создавали такие же, как он, молодые врачи, а про отряды самообороны — ребят, воевавших за свой дом, улицу, поселок, регулярная азербайджанская армия, как известно, тогда только начинала создаваться. Расспросы о себе он тут же переводит на раненых, которых оперировал и лечил несть числа. Когда я, видимо, хорошо не подумав, спрашиваю, был ли он травматологом в 233-м агдамском военном отряде, не усмехнется, а просто разъяснит, что приходилось лечить и спасать от всего — и от пуль, и от переломов, и от обморожений, так что пришлось быть врачом широкого профиля. Общим хирургом, уточняет Эльдар муаллим.

Огненные дороги

Тогда, на войне, к нему пришло понимание ценности человеческой жизни и уважения к ней. «Каждый раз, — говорит доктор Эльдар (так называли его на фронте), — солдат, выходя живым из боя, даже если он ранен, проживал одну жизнь. Спросите у тех, кто воевал, они вам подтвердят». Работа в госпиталях многих горячих точек мира, где ему довелось спасать чужие жизни, только укрепила это чувство. Может, поэтому ему так интересны люди сами по себе, чем бы они ни занимались. Возможно, потому он так ценит мир на Родине, хотя понимает и всю боль своих соотечественников, изгнанных с родной земли армянскими оккупантами. Но считает величайшим актом мудрости предпринятый общенациональным лидером Гейдаром Алиевым шаг по введению режима прекращения огня между противоборствующими сторонами. «Я боюсь войны, — говорит человек, выполнявший свой врачебный долг в Руанде, Афганистане, Малайзии, Сингапуре, Пакистане и в других местах, где лилась кровь. — Потому что она унесет все и каждая семья получит свою долю от этой трагедии». И тут не могу не спросить, как он оказался в Руанде, а затем в Чечне, Афганистане и других «горячих точках».
«После демобилизации, в 1994 году, вернулся домой, работы нет, жить не на что, какая была разруха, вы тоже, наверное, помните. После окончания мединститута в Баку где я только не работал. Как правило, днем в больнице травматологом, а вечером реаниматологом в больнице скорой помощи. Интернатуру проходил в Институте им. Склифосовского в Москве. Поработал и на БАМе, и в наших районах — Шуше, Агджабеды, в городе Мингячевир. Очень обязан профессору Рашиду Талышинскому, взял он меня к себе в тогдашний НИИ травматологии и ортопедии. Так получилось, что кандидатскую я защитил в Харькове, начал применять керамику в травматологии. Ну а потом Карабах».
И все же, как появилась, напоминаю ему, в вашей биографии Руанда. «Отвлекся, прошу прощения. После демобилизации, уже работая в Баку, взял отпуск и поехал в свой госпиталь, там обслуживали только военнослужащих, а бывшие солдаты в окрестных селах нуждались в помощи, которой практически не хватало. И я весь отпуск проработал в «районках». Как-то туда прибыла гуманитарная миссия Международного комитета Красного Креста (МККК) из Бельгии. Они искали опытного военного хирурга. Так состоялась моя встреча с МККК, потом Руанда с миллионом голодающих, восстанавливал госпиталь в Джанкузу, тяжелая работа во всех смыслах — и физически, и морально. И через восемь месяцев Брюссель, куда меня пригласило руководство комитета».

Далекая близкая Родина

— Вам предложили новое место работы?

— Собирались предложить, но когда узнали, что я работаю с переводчиком, готовы были отказаться от этой идеи. Но, честно признаюсь, я увидел в проекте договора проставленную сумму зарплаты и понял, что должен добиться этой работы вот что бы то ни стало. Не из-за того, что гоняюсь за большими деньгами. Когда на брифинге в Брюсселе сказали, что то, чем мы занимаемся, — большая медицина, понял: это что-то значит. К тому же скажу честно: для меня, азербайджанца, семья — это главное. А тогда у меня уже была своя семья — жена и двое сыновей, и я обязан был обеспечить им достойное существование. Были еще живы мои родители, которые тоже нуждались в моей помощи, в общем понимаете. Я попросил четыре месяца сроку, чтобы выучить английский язык. И выучил, хотя тогда мне было около сорока лет. Контракт подписали сразу же после экзамена. Так я попал в Кандагар: война, у власти талибы, в госпитале раненые, сплошной огнестрел, говорили мы. Потом Чечня, Дагестан, Кения. И всегда убитые, раненые, травмы, боль, человеческие страдания.
В 90-е годы я подал документы на получение бельгийского гражданства. Обычно решения вопроса ждут годами. Мне, наверно, повезло: в связи с коронацией нынешнего короля Бельгии гражданство этой страны получили все, кто к этому времени подал документы. Так я стал гражданином Европы. Но живу в Швейцарии. Здесь получили высшее образование оба моих сына, старший Анар — доктор наук, закончил Цюрихский политехнический институт, из которого вышли 22 нобелевских лауреата. Младший, Гошкар, — кандидат наук, программист, работает в известной швейцарской телекоммуникационной компании Orange. У меня своя вертебрологическая клиника. Занимаюсь лечением патологии позвоночника и исследую причины явления, у меня более сорока запатентованных предложений. Возглавляю Всемирный вертебрологический фонд.
Предмет нашей с супругой особой гордости то, что наши дети, живя в Швейцарии, остались азербайджанцами — говорят и пишут на родном языке.
— Вы были участником предыдущего съезда азербайджанцев мира. Какой призыв Родины вы услышали на этот раз?
— Азербайджанцев в Швейцарии совсем немного, но нас знают — по нашей, по коммуникабельности, культуре, готовности помочь. Говорят даже: если у тебя чего нет — попроси у азербайджанца. Расскажу один случай. На все наши национальные праздники или если в доме какое-то торжество — обязательно угощаем соседей. Так же как в Баку, хотя, к сожалению, бакинцев и вообще азербайджанцев в ближайшем окружении нет. Так вот, как-то жена приболела, и все соседи принесли какое-то блюдо. Понимаете, никакой проблемы не было, можно заказать еду на дом, но их внимание нас глубоко тронуло. Нести свою культуру другим — это сама по себе культура, не так ли?
В стремлении познакомить жителей западных стран, где живут азербайджанцы, со своей исторической Родиной, проявить патриотизм наши соотечественники порой вступают друг с другом в конкуренцию. Отсюда порой расхождение во взглядах на то, как надо работать диаспоре. И об этом очень хорошо сказал президент Ильхам Алиев на третьем съезде азербайджанцев мира. На мой взгляд, посыл, который прозвучал в речи лидера нашего народа, был очень точным и тонким. Он собрал нас, представителей Азербайджана, и показал, сколько нас за рубежом, какая мы сила. Мне раньше казалось, извините за нескромность, что я чуть ли не один такой успешный, добившийся чего-то на Западе, а на самом деле мы, действительно, огромный ресурс. Тем более у многих выросли дети и внуки, значит, нас еще больше. Надо помнить об этом и работать во имя Родины.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 16.07.11 | Просмотров : 4616

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Ноя.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com