Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Личность в истории Правитель Львиного города

Ли Куан Ю превратил маленький Сингапур
в великую азиатскую державу


В середине мая 2011 года о своем уходе из большой политики объявил один из крупнейших политиков Юго-Восточной Азии Ли Куан Ю, считающийся создателем «сингапурского чуда». На протяжении почти полувекового правления городом-государством ему удалось превратить беднейшую британскую колонию в процветающее независимое государство, шагнувшее, по выражению самого Ли Куан Ю, «из третьего мира в первый».

Натиг НАЗИМОГЛУ

«Яркий свет» в семействе
Ли Хунлена


В ХIII веке потомок индуистских магараджей с острова Суматра Шри Три Буан основал на острове в Малаккском проливе город Льва: «сингх» на санскрите означает «лев», а «пур» — «укрепленный город». Спустя более ста лет яванское государство Маджапахит овладело Сингапуром и истребило всех его жителей. Последующие пять веков Сингапур существовал только в малайских и яванских легендах. Но в начале ХIХ столетия служащий британской Ост-Индской компании сэр Томас Стэмфорд Раффлз, подыскивая удобное место для размещения британской военно-морской базы на пути из Индии на Дальний Восток, пришел к выводу, что ничего лучше Сингапура не найти. В то время на острове проживали всего 120 рыбаков. В 1824 году Сингапур стал собственностью Ост-Индской компании. А еще через 43 года правительство королевы Виктории объявило его коронной колонией Великобритании.
В конце ХIХ века население Сингапура состояло уже из 182 тысяч жителей, большая часть которых являлась китайцами. Одним из китайских переселенцев, отправившихся в середине ХIХ века в город Льва в поисках лучшей доли, был
16-летний Ли Бокбун. Здесь он женился на дочери местного китайского торговца, однако спустя несколько лет решил вернуться в Поднебесную. Жена наотрез отказалась ехать на родину предков и осталась в Сингапуре вместе с детьми. Старший из них — Ли Хунлен в будущем стал владельцем аптеки и небольшой каучуковой плантации. Он слыл англофилом и прививал своим детям представления о европейском образе жизни. Однако старший сын — Чинкун не оправдал отцовских надежд. Он быстро промотал лавку, купленную на деньги родителя: был завсегдатаем игровых притонов, а проиграв, часто бил жену и детей.
Первенцем Чинкуна и был Ли Куан Ю, родившийся 16 сентября 1923 года. На него и возложил все свои надежды Ли Хунлен. Дед лично выбрал внуку имя: «куан» означает «свет», «ю» — «яркость». У колыбели младенца Ли Хунлен поклялся, что его первый внук получит лучшее английское образование. Когда Ли Куан Ю исполнилось 8 лет, он пошел в английскую начальную школу, а спустя четыре года сдал экзамены в престижную среднюю школу, где учились дети колониальных чиновников. Педагоги отмечали, что Ли Куан Ю отличался «исключительным чувством ответственности».
В 1939 году 16-летний Ю первым из выпускников средних школ Британской Малайи сдал экзамен, позволивший ему впоследствии продолжить учебу в Англии. В августе того же года он прибыл в Лондон. Но спустя несколько дней произошло событие, перечеркнувшее все его планы. Началась Вторая мировая война. Вслед за Европой она постепенно охватывала Дальний Восток и Юго-Восточную Азию. Ли Куан Ю, опасаясь быть отрезанным от родины линиями фронтов, поспешил домой, где вскоре поступил в Раффлз-колледж — единственное в то время высшее учебное заведение в Сингапуре (ныне Национальный университет Сингапура). Здесь он изучал экономику, английскую литературу и математику.

Японская оккупация
и британские дипломы


В феврале 1942 года Сингапур был захвачен Японией. Оккупанты дали острову новое название — Сёнан, что в переводе с японского означает «город света». Однако оккупационный режим не принес сингапурцам ничего светлого. От репрессий, голода и болезней погибло 15% населения города.
«За три с половиной года японской оккупации я научился большему, чем мог дать мне любой университет», — вспоминал впоследствии Ли, испытавший на себе всю тягость японского господства. Как-то Ю шел в гости к своей тете. По дороге его остановили японские солдаты. Один из них подцепил штыком панаму Ли, сбросил ее наземь, затем поставил юношу на колени и сильно ударил ногой. После чего приказал убираться «туда, откуда пришел». С тех пор Ю проникся ненавистью к любой форме иностранной оккупации. «Я не входил в политику. Политику навязали мне японцы», — заявлял он много лет спустя.
Несмотря на пережитое унижение, Ли выучил японский язык и поступил на работу в созданный оккупационными властями департамент информации и пропаганды. После окончания Второй мировой войны, когда Сингапур вновь перешел под британское управление, Ли Куан Ю решил реализовать свое право на учебу в Англии. Он продолжил образование в Лондонской школе экономики и в Кембриджском университете. В Великобритании Ю приобрел и первый опыт политической деятельности, приняв участие в предвыборной кампании своего университетского приятеля Дэвида Виддикомба, баллотировавшегося в члены британского парламента. Значительным событием его «британской» жизни стала женитьба на землячке, студентке Кембриджа Куа Гок Чу, которая впоследствии одарила его тремя детьми и стала незаменимым помощником в политической деятельности мужа (супруга Ли Куан Ю скончалась в октябре 2010 года).
Два «красных» диплома (по праву и экономике), полученных Ю за годы обучения в Англии, дали ему возможность начать многообещающую карьеру на родине, в Сингапуре.

«Я буду добиваться цели,
даже если почувствую, что земля уходит из-под ног»


После возвращения в Сингапур в августе 1950-го Ли Куан Ю устроился на работу в британскую адвокатскую контору «Лейкок энд Он». За консультациями к Ли часто обращались профсоюзы, что во многом и подтолкнуло молодого адвоката к началу политической деятельности. Слава пришла к нему после того, как он выиграл судебный процесс профсоюза работников связи против колониальной администрации.
Вокруг Ли стали группироваться интеллектуалы, чуть ли не каждый вечер собиравшиеся у него дома для обсуждения будущего Сингапура. Это были в основном молодые люди разного этнического происхождения — китайцы То Цзинцзяй и Го Кенчуй, тамил Синнатамбай Раджаратнам, англоазиатский метис Крис Бёрд и малаец Самад Измаил. В ноябре 1954 года они основали Партию народного действия (ПНД), которую позиционировали как правосоциалистическую, националистическую и демократическую. Генеральным секретарем партии избрали Ли Куан Ю. Уже в следующем году ПНД выдвинула четырех своих кандидатов на выборы в первую Законодательную ассамблею Сингапура. Троим из них, включая Ли, сопутствовала победа.
Четыре года спустя, на первых парламентских выборах, состоявшихся благодаря тому, что Сингапур получил от Лондона статус самоуправляемой колонии, партия Ли получила 43 из 51 депутатского мандата. С тех пор ПНД неизменно остается правящей партией в Сингапуре. А Ли Куан Ю, став премьер-министром в 1959 году, занимал этот пост более 30 лет.
После того как в его руках оказалось настоящее и будущее Сингапура, Ли приступил к великим свершениям. «У меня несгибаемый характер, — заявил он однажды. — Если я убежден в чем-то, то буду добиваться цели, вкладывая в ее достижение всего себя, даже если почувствую, что земля уходит из-под ног».

Независимость под контролем честного правительства

В условиях распада Британской империи Лондон решил предоставить Сингапуру независимость, что предполагало и закрытие в ближайшей перспективе английской военно-морской базы на острове. Обслуживание последней обеспечивало работой 40 тысяч горожан и давало почти четверть национального дохода Сингапура. Однако его дальнейшие перспективы казались туманными не только по причине скорого закрытия английской базы. Экономическое положение города было удручающим, почти половина жителей не умела ни читать, ни писать ни на одном языке. Сингапур жил только за счет транзитной торговли каучуком, рисом и другими сырьевыми товарами из Малайзии, Индонезии и Таиланда.
Малопривлекательную картину будущего города-острова дополняло и то, что соседняя Малайзия была не прочь поглотить бывшую британскую колонию. Стремясь предотвратить этот сценарий, Ли Куан Ю решился на добровольное объединение с соседом. Но созданная в 1963 году Малайзийская федерация, в состав которой входили Малайя, Сингапур, а также Саравак и Сабах — две бывшие британские колонии на севере острова Калимантан, просуществовала менее двух лет. В рамках федерации Ли возглавил борьбу за создание не «малайского», а «малайзийского» государства, в котором китайцы имели бы равные права с коренным населением. Эта идея пришлась последним не по нраву. Поэтому руководство Малайзии решило исключить Сингапур из федерации. Ли и его партии не оставалось ничего другого, как провозгласить в 1965 году независимость Сингапура.
Премьер-министр Ли Куан Ю оказался перед сложнейшей задачей выбора пути новорожденного мини-государства, лишенного какой бы то ни было мощи, природных ископаемых, промышленности. Вдобавок соседние страны хотели избавиться от Сингапура как лишнего посредника в реэкспорте различных видов сырья в Европу и Америку. И Ли Куан Ю решается на шаг, который коренным образом должен был изменить роль Сингапура в окружающем его мире.
«Поскольку наши соседи планировали ограничить свои экономические связи с Сингапуром, мы должны были наладить связи с развитыми странами: Америкой, Европой, Японией — привлекать их производителей для создания предприятий в Сингапуре и дальнейшего экспорта продукции в развитые страны», — отмечал Ли. При этом премьер не опасался весьма нежелательных в условиях распада колониальной системы обвинений в потакании мировому империализму: «Транснациональные корпорации продолжали политику колониальной эксплуатации, заставляющую развивающиеся страны продавать сырье развитым странам и закупать у них товары. ТНК формировали союзы с правительствами развивающихся стран, чтобы эксплуатировать народы и держать их в отсталости. Многие лидеры стран третьего мира верили в эти теории колониальной эксплуатации, но на меня они не производили впечатления. Мы должны были решать насущные проблемы страны и не могли позволить себе быть связанными какими-либо теориями и догмами. Природных ресурсов, которые ТНК могли бы эксплуатировать, в Сингапуре не было. Все, что мы имели, — трудолюбивые люди, хорошая базовая инфраструктура и правительство, решившее быть честным и компетентным. Нашей обязанностью было обеспечить два миллиона жителей Сингапура средствами к существованию, и если ТНК могли создать рабочие места для наших работников и обучить их техническим, инженерным и управленческим навыкам, значит, нам нужно было иметь дело с ТНК».

Сингапурское чудо

Провозгласив лозунг «Мир не обязан нас кормить», Ли Куан Ю начал свои радикальные преобразования. Прежде всего он взял на вооружение совет сингапурского отделения «Банк оф Америка»: «Взгляните на глобус. Финансовый день начинается в Цюрихе, в 9.00. Чуть позже открываются банки во Франкфурте, еще позже — в Лондоне. После обеда они закрываются — сначала в Цюрихе, потом во Франкфурте, позднее — в Лондоне. В это время открыты финучреждения в Нью-Йорке. Таким образом, Лондон направляет финансовые потоки в Нью-Йорк. Когда закроются нью-йоркские банки, они уже переведут потоки в Сан-Франциско. Когда офисы прекращают работать и там, то до 9.00 по швейцарскому времени в финансовом мире наступает тишина! Сингапур сможет принять финансовую эстафету между закрытием банков в Сан-Франциско и их открытием в Цюрихе. Таким образом, впервые в истории станет возможным круглосуточное глобальное банковское обслуживание!».
Поначалу операции на местном финансовом рынке Сингапура сводились к привлечению средств зарубежных банков для кредитования региональных. Затем был взят курс на торговлю иностранными валютами и ценными бумагами. Позже — организована инвестиционно-банковская деятельность. В результате в 1984 году золотая биржа Сингапура стала, кроме фьючерсов на золото, торговать финансовыми контрактами. А к началу нового тысячелетия в Сингапуре проводились торги по целому ряду региональных фьючерсных контрактов, в том числе на индексы фондовых рынков Японии, Тайваня, Таиланда и Гонконга. Сингапур превратился в третий финансовый центр мира после Нью-Йорка и Лондона.
Другим фундаментальным направлением реформаторской деятельности Ли Куан Ю стала широкомасштабная модернизация. Еще в 60-е годы Сингапур обзавелся своим городом-спутником Джуронгом, который был задуман как центр передовых технологий. Правительство Ли внедрило «сингапурское единое окно», благодаря чему иностранный инвестор имел дело не с огромным количеством местных ведомств, а с одним специально созданным для этого агентством. Вскоре в Джуронг пришли инвесторы из Гонконга и Тайваня, организовавшие производство игрушек и текстиля. Но настоящий прорыв произошел в 1970 году, когда американская корпорация «Дженерал электрик» за один год основала в Джуронге шесть крупных предприятий. Ныне здесь производят самую современную электронику, оптические инструменты и линзы, буровые платформы, компьютерную технику, различные суда, продукцию нефтехимии и металлургии. Крохотное государство, не обладающее нефтью, стало третьим по величине мировым центром нефтепереработки и торговли углеводородным сырьем.
Поразительные успехи Сингапура признала и его бывшая метрополия. «Когда-то Сингапур учился у Великобритании, теперь мы учимся у Сингапура», — подчеркнула как-то британский премьер-министр Маргарет Тэтчер. Ей же принадлежит и следующее высказывание о личности создателя «сингапурского чуда»: «Я читала и анализировала каждую речь Ли Куан Ю. Он умел развеять пропагандистский туман и с уникальной ясностью высказать свои взгляды на основные проблемы современности и пути их решения. Он ни разу не ошибся».

Борьба с коррупцией
как средство выживания


Одним из важнейших слагаемых успешной модернизации Сингапура была борьба с коррупцией. При обретении независимости Сингапур страдал от высокого уровня этой «болезни», что являлось одним из главных препятствий на пути реализации широких реформ. «Мы — необычное государство, — признавал Ли Куан Ю. — Оно было достаточно коррумпированным до того, как мы пришли к власти. Мы решили положить этому конец — иначе не смогли бы выжить. Наши соседи обладают огромными ресурсами — нефтью, газом, лесом, у них есть реки и гидроэлектростанции. Мы всего лишь небольшой остров. Как нам выжить? Прежде всего мы дали людям понять, что если не пойдем своим собственным путем, то не выживем».
Борьбу с коррупцией Ли Куан Ю начал «путем упрощения процедур принятия решений и удаления всякой двусмысленности в законах в результате издания ясных и простых правил, вплоть до отмены разрешений и лицензирования». Одновременно был создан независимый орган с целью борьбы с коррупцией в высших эшелонах власти. Правительство Ли Куан Ю изначально дало понять гражданам, что наказание за любые коррупционные действия будет неотвратимым и жестоким. Когда единственный раз за все годы независимости на взяточничестве был пойман чиновник высшего ранга, а именно министр национального развития Де Цзинван, после серьезного разговора с премьером он предпочел свести счеты с жизнью.
По словам Ли Куан Ю, «неизбежность наказания является первым сдерживающим коррупцию фактором». Тогда как «второй фактор — это зарплаты, которые должны соответствовать рыночному уровню». «Мы приняли решение платить госслужащим, включая министров, зарплаты, сравнимые с теми, которые они могли бы заработать в частном секторе», — пояснял он.
Но главным залогом успеха антикоррупционной борьбы Ли Куан Ю считает пример высших государственных лидеров: «Самое главное — иметь чистую центральную власть. Если люди наверху не являются образцом моральных стандартов, сделать что-либо очень трудно».
Подтверждение эффективности антикоррупционной политики в Сингапуре — новейшие данные Transparency International, согласно которым это государство делит первое место в мире, вместе с Данией и Новой Зеландией, по отсутствию коррупции.

«Закон не работает, когда
нет порядка»


Говоря о грандиозных реформах Ли Куан Ю, проведенных им за годы длительного правления, нельзя обойти вниманием и то, что они сопровождались методами, которые иначе, как диктаторские, не назовешь. Не случайно режим Ли Куан Ю часто называли на Западе «просвещенным авторитаризмом», а сам создатель «сингапурского чуда» нередко подвергался нещадной критике. Поводом для нее было хотя бы то, что Ли сохранил в неприкосновенности закон о внутренней безопасности, принятый еще в колониальные времена. Согласно ему лицо, представляющее угрозу национальной безопасности, может находиться в тюрьме без предъявления обвинений и так долго, как посчитают власти. Сингапурская пресса до сих пор находится под неусыпной цензурой. Правительство Ли Куан Ю считало необходимым вмешиваться даже в вопросы семьи и брака. Премьер наставлял, что хорошо образованным гражданам следует жениться на хорошо образованных гражданках, дабы не портить генофонд нации.
Ли Куан Ю неоднократно признавал, что его методы управления были недостаточно демократичными, однако, по его мнению, на переходном этапе развития общества объективно приходится выбирать: либо демократия, либо экономический прогресс.
И в самом деле приходится признать, что без ряда крутых мер со стороны правительства Сингапуру не удалось бы стать процветающей страной и, в частности, одним из чистейших городов мира. Этим он обязан не только многолетней воспитательной работе среди населения, но и жестким наказаниям, которые ввел Ли Куан Ю. Так, окурок, выброшенный на тротуар, обходится нарушителю в 600 американских долларов. Обладателя же 15 и более граммов героина ждет расстрел. Кроме того, помня о пагубном пристрастии отца, Ли запретил в Сингапуре любые азартные игры, включая игровые автоматы, а нарушители этого запрета получают длительные сроки тюремного заключения.
На обвинения в антидемократичности Ли обычно отвечает так: «Западные журналисты, особенно сторонники демократии и прав человека, считают, что мы должны быть совершенно такими же, как они. Я пытаюсь объяснить, что у нас другое историческое прошлое и другие социальные ценности. Эти другие ценности и способствовали быстрому росту экономики».
Основатель сингапурского государства убежден в том, что «демократия не работает в условиях хаоса». «Знаете английское выражение «закон и порядок»? — вопрошает он. И сам же отвечает: «Закон не работает, когда нет порядка. По поводу демократии у меня было много дискуссий с американцами. Они говорят: как это так получается, что правительство Сингапура не меняется? Я отвечаю: «Я просто выигрываю все выборы. Я добиваюсь результата: я дал людям честное правительство, я дал им прогресс, я каждый год повышаю качество образования их детей, качество медицинского обслуживания. Мы повышаем уровень культуры, помогаем искусству. Почему нас должны менять?». Они говорят: вы обязаны меняться, только тогда у вас будет демократия. Я отвечаю: «Пусть так будет у вас в Америке. И оставьте нас в покое».

Достигать большего, чем то,
что обещал


В 1990-м, после 31 года бессменного премьерства, Ли Куан Ю покинул свой пост. К отставке его подтолкнула относительная неудача ПНД на парламентских выборах: партия Ли показала самый низкий результат за предыдущие десять лет, набрав лишь 60% голосов. Но даже после отставки Ли фактически продолжал править городом Льва. Почти 15 лет он занимал должность старшего министра в правительстве своего верного соратника Го Чок Тонга. А в августе 2004 года специально для Ли Куан Ю была учреждена беспрецедентная в мире должность министра-ментора, или министра-наставника. Он занял ее в правительстве своего сына, 59-летнего Ли Сяньлуна. По сути, размытые полномочия, коими был наделен министр-ментор, позволяли ему вмешиваться практически в любые государственные вопросы.
По прошествии почти семи лет, в мае 2011 года, Ли Куан Ю заявил о своем окончательном уходе из политики.
87-летний патриарх сингапурской политики не стал пространно объяснять свое решение. Его соотечественникам и так все было ясно: наступил день, когда создатель их государства решил удалиться на заслуженный отдых.
Ли Куан Ю выполнил свою миссию, которую весьма точно охарактеризовал экс-премьер Японии Киичи Миядзава, заявив, что сингапурский лидер «практически самостоятельно превратил маленький остров в великую державу». И действительно, согласно классификации Всемирного банка, Сингапур — единственная, кроме Японии, азиатская страна, жители которой принадлежат к так называемому «золотому миллиарду» — самой богатой части человечества. Сингапурская экономика сохранила значительный темп роста даже в условиях глобальных финансовых кризисов 1998 и 2008 годов. К тому же сегодня более четверти национального дохода города-государства производится в сфере высоких технологий, что не имеет аналогов в мире.
Секрет своей политики Ли Куан Ю объяснил следующим образом: «Моей тактикой всегда было недооценивать свои будущие достижения и достигать большего, чем то, что я обещал». Ему действительно удалось сделать гораздо больше, чем он обещал в тот день, когда успех на парламентских выборах позволил внуку китайского англофила прийти к власти в островном азиатском государстве, которое вначале никто в мире не воспринимал всерьез, но которое уже спустя пару десятилетий ворвалось в элиту глобальной политики и экономики.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 08.10.11 | Просмотров : 1995

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Сен.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 
 
Новости партнеров
 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com