Сделать стартовой    Добавить в избранное   Главная   Архив номеров   Пишите нам!  
Разделы
 
Меню
 
Инфо-партнеры


















 
RSS / РСС
 
 


 
 
Обмен кнопками
получить код:
 
Введите слово для поиска :
Персона Солдат науки

Зия Буниятов поражал многими своими качествами,
но более всего свободомыслием и честностью во всем


За давностью лет позабылась причина, приведшая в середине семидесятых Зию Мусаевича Буниятова со звездочкой Героя Советского Союза на груди в редакцию «Молодежки», где тогда начиналась моя дорога в журналистику. Но впечатление от этой встречи осталось на всю жизнь. В этом человеке поражало многое, но больше всего свободомыслие. 24 декабря ему исполнилось бы 90 лет. Распоряжением президента Ильхама Алиева его юбилей отмечается на государственном уровне.

Элеонора АБАСКУЛИЕВА

Зие Буниятову всегда было нужно было больше, чем другим. Но не материальных благ или каких-то льгот, особых почестей и наград. Он хотел, чтобы окружающий его и нас мир жил по законам правды и справедливости. Революционер духа, он избрал своим оружием не булыжник, а мысль. Однако не был и кабинетным ученым: постоянно ищущий истину, найдя ее, он стремился донести ее до общественного сознания, поскольку хорошо понимал значимость исторической науки для процессов общественного развития. Времена, говорят, не выбирают. Но ему, как и Азербайджану, частью которого он был и останется навсегда, достались совсем нелегкие времена.

Истоки

Жизнь замечательных людей непохожа одна на другую, но есть в ней нечто общее, и оно чаще всего связано с семьей, с воспитанием в самом близком к человеку круге. Его отец — Муса Мовсум оглу Буниятов происходил из знаменитого в Азербайджане рода бибиэйбатских ученых шейхов. Был до революции военным переводчиком в полку казачьей дивизии атамана Ляхова, находившейся в Иране, во время первой мировой войны участвовал в боях на территории Ирана, блестяще знал пять или шесть языков. Мать — Раиса Михайловна Гусакова родилась в Лянкяране в семье старопоселенцев. Помимо русского свободно владела и азербайджанским. Для Зии Мусаевича родными были оба языка — он прекрасно владел и тем, и другим. По словам его наставника, известного востоковеда Евгения Александровича Беляева, по-русски Зия говорил лучше многих русских. С детства он знал и арабский, которому его научил отец.
По воспоминаниям близких и самого Зии Мусаевича, он рос в обстановке уважения ко всему, что было связано с армией: подражал отцу в походке, выправке, аккуратности одежды, подтянутости, даже в лаконизме и четкости фраз. После его рождения в Астаре семья переехала в Гейчай, где будущий академик прекрасно учился, чему способствовала великолепная библиотека отца, подобранная с величайшей тщательностью, что, по словам Зии Мусаевича, «открыло передо мной необъятный мир знаний».
На жизнь человека, особенно в юности, безусловно, большое влияние оказывают родители. Но если корни нашего родословного дерева, уходящие далеко в глубь столетий, сформированы людьми образованными, сведущими в науках и религии, то и крона, как говорится, будет прекрасной. В беседе с узбекским писателем Миразизом Агзамом в декабре 1986 года Зия Буниятов рассказал о том, что, изучая историю своей семьи по документам, которые легли в основу родословной, установил: 15 его предков по мужской линии были шейхами и выяснил их имена. «Вот они, — сказал Буниятов, протянув мне свою визитку, из которой я узнал, что в основу фамилии Буниятова легло имя 15-го предка — Бунед», — вспоминает Миразиз Агзам.
Надо ли говорить, что благодаря такому наследству уже в генах будущего ученого присутствовали страсть к знаниям, способности к языкам и талант аналитика. Конечно, все это могло бы пропасть втуне, не будь у самого Зии необходимых личностных качеств — безграничной самоотверженности, безмерной трудоспособности и великой жажды знаний. Но как это все переплелось… Сделанное им в науке под стать трудам титанов эпохи Средневековья на Востоке и Возрождения на Западе, а он в ответ на вопрос о том, как должен быть ученый-востоковед, говорил: «Я мечтаю, чтобы он был похож на наших предков. Кто из нас написал произведение, равное «Индии» или «Асар ал-бакия», в то время как Бируни создал более двухсот таких произведений». И приводил еще и еще примеры — Ибн-Сину, Абу-л- Касим аз Захравию. И задавался вопросом: «Будем ли мы, потомки, достойны их?»
Атмосфера общения с гигантами, труды которых он читал, переводил, комментировал, рождала не только научные открытия и приносила новые темы исследований, но и, как ни банально это звучит, воспитывала. В памяти людей, с которым он общался, в воспоминаниях родных и близких осталось восхищение, которое испытывал большой ученый к объектам своих исследований, они были для него живыми людьми — с яркими характерами и достоинством: даже находясь при дворе шахов, они могли оставаться независимыми. И, похоже, эти качества становились образцом поведения для того, кто их изучал.
Тем, кто прочтет рассказ об одном из его поступков сейчас, он может и не показаться нештатным. Но представьте: 1978 год, Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев в третий раз награжден Золотой звездой Героя Советского Союза. Эта награда возмутила Зию Буниятова, фронтовика, тоже Героя, почти однополчанина — оба воевали в 18-й армии в районе Туапсе-Новороссийска. «Что же получается? — негодовал Зия Мусаевич. — Если сидит наверху, так может весь живот звездами увесить?» На следующий день он отправит письмо в Москву, в котором выразит свой протест. Таира ханым, его супруга, узнав о поступке мужа, побежит на почту вернуть письмо. Но поздно — оно уже ушло в Москву. И началось: разбирательство по партийной линии, приезд инструктора из ЦК КПСС, который попытался отчитать Буниятова. Но тот стоял на своем и нелицеприятно высказал все, что думал по этому поводу. Его позиция осталась неизменной.
И такой пример не единичен в его жизни. Писатель Юлиан Семенов, автор известного романа «Семнадцать мгновений весны», его однокурсник по московскому Институту востоковедения, в своих произведениях вывел под подлинными именами историю о том, как Зия в 1951 году в период пресловутого «дела врачей» спас его от исключения из института. В книге «Зия — моя судьба» Таира ханым пересказывает эту историю: «Кто здесь враг? Он?! — Зия резким движением руки указал в сторону застывшего в изумлении Юлиана. — Да вы врагов-то настоящих видели? Я вас спрашиваю. Не верите ему — поверьте мне, коммунисту, Герою Советского Союза, я ручаюсь за него!»
Известен еще один случай, когда Зия Буниятов шел «против течения» — о нем тоже рассказала его супруга. «Однажды я встретила Нураддина Бабаева, он преподавал в университете на факультете журналистики. Увидев меня, он сказал, что сейчас Зия выступает в университете, где шло собрание по поводу 150-летия добровольного вхождения Азербайджана в Россию, и с трибуны заявляет, что это фальсификация: то было не вхождение, тем более добровольное, а просто насильственное присоединение Азербайджана к России. Зия как квалифицированный историк был категорически против принятой в те времена формулировки и заявлял об этом неоднократно, где только представлялся повод». О неуемном характере Буниятова было известно всем. В 1976 году, работая в Центральном комитете комсомола, мне довелось участвовать в подготовке пленума по нравственному воспитанию молодежи. Зная Зию Мусаевича, его искренность, особенно привлекавшую молодых в эпоху тотального вранья с трибун, его авторитет и жизненный опыт, пригласила его, несмотря на многочисленные советы не рисковать, выступить на этом пленуме. Для собравшихся комсомольских функционеров речь Буниятова действительно оказалась неожиданной: он обрушился на формализм в деятельности молодежных организаций, упомянув нелицеприятно тогдашнего I секретаря ЦК ВЛКСМ «Женьку Тяжельникова», которого лично знал.
Выступая на церемонии прощания с видным ученым и общественным деятелем, академиком Зией Буниятовым, общенациональный лидер Гейдар Алиев произнес речь. В ней прозвучали слова, абсолютно точно характеризующие личность, которым гордится научный мир: «Зия был не из тех людей, которые свое возмущение выплескивают на кухне или знакомым в коридоре. Если что-нибудь его волновало, было в его понятии ненормальным, он высказывался по адресу, а не шептался по углам».

Фронтовая молодость

Как и многие фронтовики, Зия Мусаевич не любил рассказывать про войну. На той первой моей с ним встрече в «Молодежке», когда разговор коснулся этой темы, он сказал (точно процитировать затрудняюсь, но ручаюсь за смысл) о том, что война — грязное дело и кроме отвращения никаких чувств не вызывает. А уж что касается рукопашной… И сразу вспомнились строки другого фронтовика, поэта Юлии Друниной: «Я только раз видала рукопашный. Раз наяву и тысячу во сне. Кто говорит, что на войне не страшно, тот ничего не знает о войне».
У Буниятова была своя рукопашная, гвоздем засевшая в мозгу. В книге, написанной его верной спутницей жизни Таирой ханым, есть записанные с его слов воспоминания о 1418 днях войны, которая для него началась через час после объявления в молдавских Бендерах, где он служил после окончания Бакинского пехотного училища. Публикации в газете военных лет «Красная звезда», наградные документы и воспоминания тех, с кем его свели дороги войны, дают представления о том, что и в военном деле он был профессионалом высокого класса, как впоследствии и ученым-востоковедом. В статье, напечатанной в 1942 году в газете «Красная звезда», о нем пишут как о хитром, стремительном, как тигр, разведчике, который в невероятных условиях, в сложнейшей обстановке мог четко ориентироваться, принести точные данные о численности, вооружении и дислокации противника. Участвовал в обороне Кавказа и его освобождении. Затем сражался в Украине, Молдове, Беларуси, Польше, брал Берлин. Дважды был ранен, получил контузию, от которой всю жизнь мучился головными болями. За храбрость, мужество, умение повести людей за собой 22-летнему Зие Буниятову 27 февраля 1945 года было присвоено звание Героя Советского Союза. К этому времени у молодого парня из Азербайджана уже было несколько высоких наград — ордена Красной звезды и Боевого Красного Знамени, медаль «За отвагу», и каждая из них — свидетельство отчаянной храбрости, недюжинных военных способностей и организаторского таланта.
На Северокавказском фронте он был в составе разведки, сведения, полученные от доставленных его группой «языков», помогали командованию более эффективно планировать намеченные операции. Порой при этом приходилось вступать в бой и, несмотря на превосходящие силы противника, разведчикам под командованием Буниятова удавалось не только сохранить «языка», но и подбить несколько немецких танков, заставив остальные ретироваться. В списке его подвигов — сохранение полкового знамени, которое во время боя он вынес на себе, переходя линию фронта. Так что когда командир дивизии, вызвав капитана Буниятова, сказал: «Хотим назначить тебя командиром роты «штрафников», состоящей из сбежавших с поля боя, заключенных исправительно-трудовых лагерей и колоний, он знал, кому доверяет подразделение, которому поручались самые трудные задания. По мнению военных экспертов, только в 1944 году среднемесячные потери штрафников составили более половины от общей их численности. Это в 3-6 раз больше, чем потери в обычных войсках. Не случайно содержание в штрафбатах не превышало трехмесячного срока — ранение или смерть в бою автоматически считались искуплением вины. Штрафные батальоны в буквальном смысле шли по минным полям, расчищая дорогу для основных частей армии, проводили разведку боем, чтобы выявить огневые точки противника, брали штурмом высоты, захватывали «языков» и т.п. Командный состав штрафных подразделений, созданных в 1942 году, формировался из самых опытных командиров и политработников. Вот как вспоминал командир 123-й штрафной роты Зия Буниятов операцию, за которую впоследствии ему было присвоено звание Героя Советского Союза: «Во время Висло-Одерской операции мне было поручено чрезвычайно опасное дело: преодолеть тройную линию обороны противника и выйти глубоко в тыл. Мы должны были взять заминированный мост длиной 80 метров через реку Пилица, при этом сохранить мост невредимым, так как по нему должна была пройти наша боевая техника. И выполнили эту задачу. Но какой ценой! В том бою из 670 бойцов в живых остались лишь 47. Всех уцелевших наградили боевыми орденами. А мне было присвоено звание Героя Советского Союза».
Вскоре после этого Зия Мусаевич участвовал в уличных боях за Берлин. Он чуть не погиб, спасая мирных жителей, прятавшихся в метро, когда его туннели были внезапно затоплены отступавшими фашистами.
Год после Великой победы Зия Буниятов работал помощником военного коменданта района Панков в Берлине, а в июне 1946 года был уволен в запас в звании подполковника.

«Я не могу молчать»

Кому-то покажутся некорректными вынесенные в заголовок слова: дескать, всем известно, что Зия Буниятов был академиком, директором Института востоковедения, а тут «солдат науки». Но пройденный великим ученым путь, его научные достижения и открытия, его бойцовская позиция в поиске истины со всей неопровержимостью свидетельствуют — он и на этом поприще, служащем для некоторых синекурой, был солдатом в высшем смысле этого понятия. Широкой публике, не интересующейся проблемами исторической науки, особенно периода Средневековья, возможно, мало что говорят названия трудов Зии Буниятова. Монография «Азербайджан в VII-IX вв.» была издана на русском языке в Москве в 1965 году тиражом 1000 экземпляров. На азербайджанском языке эта книга появилась через четверть века. Сделанные на основе огромного количества источников на арабском, персидском, армянском и грузинском языках, впервые введенных в научный оборот, и подкрепленные данными археологии и нумизматики выводы серьезного ученого о ключевом периоде в истории Азербайджана вступали в противоречие с устоявшимися научными постулатами того времени и потому не устраивали политических руководителей республики. Можно сказать, что каждый очередной научный труд, каждая монография встречала ожесточенное сопротивление, поскольку нередко шла вразрез с общепринятым мнением. В 1973 году он публикует полный критический текст записок ан-Насави, личного секретаря последнего хорезмшаха Джелал эд-Дина, борца с монгольским нашествием. Эта же тема была вновь поднята им в монографии «Государство Хорезмшахов-Ануштегинидов, 1097-1231 гг.». После этого его не раз спрашивали, особенно узбекские писатели и журналисты, почему он заинтересовался историей Узбекистана. А он как ученый знал, что ни в одном из исламских государств история не писалась по национальным признакам. И в одном из интервью пояснил: «Узбеки, казахи, киргизы, туркмены, татары, азербайджанцы, уйгуры не отделялись друг от друга, у них у всех была общая письменность — арабский алфавит, и никто не нуждался в переводах. В нашем распоряжении одна общая история мусульманских народов… Их невозможно изучать, отделяя друг от друга». Эта идея была частью его политического мировоззрения. Даже в советские времена, далекие от уважительного отношения к истории мусульманских республик в составе СССР, Зия Буниятов пропагандировал идею мусульманского братства, основанного на общности истории и культуры, их взаимопостижения и совместного изучения.
Монография «Государство Атабеков Азербайджана» стала еще одним шагом вперед в развитии исторической науки, ее автор был награжден Государственной премией Азербайджана. Ученый был убежден в том, что знание прошлого необходимо не само по себе, а как возможность, сделав из него выводы, прогнозировать будущее. В стремлении опираться только на факты, избегая политической конъюнктуры, нередко был недипломатичным, а проще говоря, резким. Он отстаивал свое мнение, идущее подчас вразрез с существующими в обществе клише, на всех уровнях, не боясь прослыть смутьяном, резко высказывался в адрес тех, с кем бывал не согласен, наживая тем самым себе врагов. «Я не могу молчать, — говорил он. — Я не дипломат. Я ученый, я воин и в науке, в конце концов. Я не могу на черное говорить белое, даже серое не могу сказать. Черное есть черное».
Его работоспособность была неиссякаемой. Почти за полвека своей деятельности Зия Буниятов написал более 450 научных работ. И почти каждая из них содержала открытие, его работы, как сказали бы сегодня, были во многом инновационными. По словам директора Музея истории Азербайджана академика Наили Велиханлы, результатом научной деятельности Зии Буниятова «явилось создание самостоятельной востоковедческой-источниковедческой школы в Азербайджане, огромное количество рукописей и книг, написанных на арабском, персидском, турецком и других языках было поставлено на службу науке». Исследование и анализ этих источников, отмечает она, позволили осветить историю не только азербайджанцев, но и арабов, турок, иранцев, узбеков, грузин, молдаван и других народов, а новые факты, введенные им в научный оборот, позволили заполнить многие белые пятна нашей истории».

Враг номер один

Масштаб личности Зии Буниятова настолько огромен, что только прочитав написанное о нем (а этого не так уж и много — книга спутницы жизни Таиры Буниятовой «Зия — моя судьба» и сборник воспоминаний «Сильнее смерти»), можно получить некоторое представление о масштабе личности. И трагическая смерть в 76 лет, и нынешняя юбилейная дата не старят его по одной простой причине — и в 76, и в нынешние 90 лет он был молодым, поскольку человек молод до тех пор, пока жива его душа, пока он живет заботами и бедами мира.
Кровавое противостояние с соседями Азербайджана по региону готовилось, как известно, исподволь — фальсифицировалась история, уничтожались документы и археологические памятники, в общественное сознание внедрялись искаженные факты, играющие на руку тем, кто пытался поймать свою рыбку в мутной воде перестройки. Несмотря на то, что вице-президент АН Азербайджана Зия Буниятов был специалистом по средним векам, в конце 80-х — начале 90-х годов он пошел в архивы Азербайджана, раскрыл страницы истории Азербайджана ХХ века и исследовал их. И был первым, кто на основе неопровержимых фактов доказал, что Степан Шаумян — предатель, враг азербайджанского народа. Его статья вызвала переполох в Москве. Было спущено указание изъять и уничтожить все документы, которые использовал академик Буниятов.
Враги пытались подкупить ученого, обещали ему златые горы в обмен на то, что откажется от своих трудов и признает, что был неправ. Он ответил очень резко, был возмущен. И, конечно, своей позиции не изменил. За голову Зии Буниятова армянские боевики обещали награду — миллион тогдашних рублей. И давал отпор фальсификаторам, опираясь на армянские и русские источники, выступал в периодической печати.
Зия Мусаевич принимал активное участие в формировании Народного фронта, однако после трагических событий в Баку 20 января 1990 года разочаровался в его руководителях, считая, что они подставили людей под пули. Затем произошел окончательный разрыв с народофронтовцами. Он писал: «То, чем был Народный фронт Азербайджана и во что он превратился, — принципиально разные вещи. Когда люди берутся не за свое дело, когда в политику лезут дилетанты и проходимцы, в первую очередь за их ошибки расплачивается народ. Страданиями, лишениями, кровью... Исчезают добросовестные, образованные люди, на их место приходят крикуны, политические выскочки. С приходом к власти Народного фронта возникли беззаконие и хаос».
И еще один факт, взятый из публикации известного журналиста, его друга Азада Шарифа. «Когда из Армении в феврале 1988 года в Баку хлынули, пройдя зимой через снежные перевалы, ограбленные до нитки беженцы, Зия обратился в ЦК КП Азербайджана с предложением все автобусы повернуть и направить в Карабах, а не в Баку. Но второму секретарю ЦК компартии Коновалову предложение академика Буниятова не понравилось, и он бросил ему в лицо: «Вы экстремист!». Зия, конечно, за словом в карман не полез и не менее резко ответил: «Это вы экстремист. Сидите здесь, ложками едите черную икру, скупаете за бесценок ценные картины и спокойно взираете, как гибнут люди, а еще мне говорите «Экстремист!»
Очень точная оценка Зии Буниятова прозвучала в речи общенационального лидера азербайджанского народа, тогдашнего президента страны Гейдара Алиева на церемонии прощания с одним из выдающихся сынов нашего народа. Говоря о последнем этапе жизни Зии Мусаевича, Гейдар Алиев сказал: «С одной стороны, он оказывал влияние своими трудами, а с другой — своей общественно-политической деятельностью служил развитию очень важных для нас чувств национального пробуждения, национального возрождения».
Рамки газетной статьи не вмещают и одной тысячной доли того, что можно написать и рассказать о Зие Мусаевиче Буниятове — гражданине, ученом, человеке с большой буквы. Есть еще, к счастью, десятки людей, которых судьба свела с ним и которые считают, что воспоминания о нем не должны быть потеряны для будущих поколений. Изданные две книги, о которых было сказано выше, — малая толика того, что имеет право на жизнь. На интернет-форумах молодежь расспрашивает друг у друга о нем и ищет его труды. И от кинодокументалистики хочется большего, потому что, простите за трюизм, народ должен знать своих героев. Особенно, когда они подлинные. Не юбилейные торжества и памятные даты должны быть тому причиной, а историческая память народа, которому он был верен до последней минуты своей жизни.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 17.12.11 | Просмотров : 3181

Архив материалов
Выбрать год
Выбор месяца
« Май.2017»
Пн.Вт.Ср.Чт.Пт.Сб.Вс.
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    
 
Новости партнеров

Ураган снес часть кровли с Сенатского дворца в Кремле

КНДР заявила об успешном испытании баллистической ракеты

Камера сняла гибель пожилого мужчины во время урагана в Москве

Qanunsuz abort ed

На Аляске произошло землетрясение

Bel

Ураган в Москве: 11 погибших и 150 пострадавших

Мощный взрыв в Багдаде, есть жертвы

Азербайджан и Словакия расширят сотрудничество в сфере экономики

Курс маната на сегодня

BMW представила предвестника купе 8-й серии

"Картинная галерея" Day.Az: Пейзажи сельской Шотландии

Минимализм во всей красе: 13 фотографий, в которых нет ничего лишнего

Как бы выглядела современная мода в далеком прошлом

Гороскоп на вторник: Тельцу будет сложно общаться с людьми, а Раку следует быть аккуратнее с деньгами

Трагедия в британском зоопарке, тигр загрыз женщину

24 ya

Режим Саргсяна выдавливает население из Армении

Натиг Расулзаде: Когда ты чувствуешь себя нужным своей стране, тебе легче творить и создавать

Карабахский клан позарился на деньги олигархов. Саргсян будет грабить

Уроки ведения Instagram от мексиканских наркодилеров

Самые яркие участники и ведущие "Дома 2": тогда и сейчас

Президент Ильхам Алиев позвонил Хасану Роухани

Alim Qas

Макрон призвал не допустить распада Сирии

 

© 2017 www.azerizv.az. Powered by Danneo

Адрес редакции: г.Баку, ул. Шарифзаде, 3. Телефон для справок: 4973424. Тел./факс: 4973125. E-mail: izvestia@azeurotel.com