Авторское право © WWW : Газета Азербайджанские Известия
Перепубликация материалов,возможна только с устного или письменного разрешения Администрации сайта !
Название статьи , Опубликовано Новости » Главная » Дэвид ЭДГАР, драматург (Великобритания):«Европа повернулась лицом к национализму»
14.11.17 15:52


Сложные социально-экономические процессы, происходящие в последние годы в Европе, ныне усугубляются набирающим все большее распространение сепаратизмом в ряде стран континента. О том, чем подобная ситуация чревата как для самих этих государств, так и Европы в целом, в интервью украинской газете «Зеркало недели» размышляет известный британский драматург, поднимавший эти проблемы задолго до нынешних событий в своей трилогии о Восточной Европе («Образ стола», «Пятидесятница» и «Дилемма узника») Дэвид ЭДГАР.



— «Пятидесятница», написанная в 1990-х, затрагивает события, связанные с Балканами. С одной стороны, те события давние, а с другой — возможно, можно сказать, что они синхронизируются с напряженными процессами, происходящими сегодня в Европе…
— В свое время я посетил Югославию, но еще до начала там активных боевых действий. И уже тогда почувствовал, как нарастает там напряжение. С кем бы тогда ни говорил — с хорватами или сербами, — это напряжение пульсировало. Все те события, так или иначе, определяли «диагноз Европы» уже после падения Берлинской стены. Ведь, как известно, сначала был оптимизм. Были идеи новой Европы, были ожидания, что разные страны Европы смогут переступить через национализм и создать современные европейские государства, которые будут за пределами прежних опасных исторических дефиниций. Но, несмотря на все ожидания, ситуация повернулась немного наоборот…
— То есть?
— Европа повернулась лицом к национализму. Имею в виду эти процессы — сепаратизм в Каталонии, Шотландии, проблемы в северной Италии… Идеалы большой объединенной Европы постоянно подвергаются испытаниям именно такими опасными сепаратистскими националистическими тенденциями. Следовательно, и в социально-политической плоскости, и, безусловно, в художественной имеем этот конфликт — конфликт Европы между ее объединением и, наоборот, — между ее разделением. Со времени написания «Пятидесятницы» многое изменилось, но много тревожного осталось. И тревоги прошлого помогают глубже понять проблемы настоящего. Возьмем проблему беженцев. Именно в «Пятидесятнице» (во втором действии) церковь захватывают беженцы из разных стран, которые ищут приюта и защиты в опасном мире. Таким образом, не преувеличиваю, когда говорю, что такая проблематика в самом деле актуальна для Европы.
— А тема Брексита, то, что волнует и разделяет Британию, находит художественное воплощение в новых пьесах?
— Понимаете, есть время для написания, а есть время для рефлексий над определенными ситуациями и тенденциями. Брексит показал определенный раскол в британском обществе. Такого масштаба раскол не замечался раньше. Поляризация позиций произошла между молодым либеральным космополитическим классом людей и пожилыми небогатыми людьми, которые сегодня живут во многих обветшалых британских городах. Таким образом, есть тема и есть проблема — для рефлексии драматурга.

И если драматург талантливый, то он осознает, что определенные процессы характерны не только для Великобритании: такое возможно и в других странах. В Украине, как мне известно, тоже сложная ситуация.
— Относительно Брексита. Вы лично участвовали в нашумевшем голосовании и, если не секрет, как проявили свою гражданскую позицию?
— Это не секрет. Я проголосовал, чтобы Британия осталась в Евросоюзе. Хотя довольно критически отношусь к Евросоюзу в том состоянии, в котором он находится сегодня.
— Почему?
— Потому что он чрезмерно забюрократизирован и слишком иерархичен. И когда я голосовал за Евросоюз, то это был голос надежды, что Евросоюз будет реформирован.
— В одном из интервью вы говорили, что категорически не воспринимаете коммунизм, а социализм воспринимаете. Такие мировоззренческие моменты определяют проблематику ваших новых произведений?
— После финансового кризиса 2008 года общество не пошло за демократами. Европейское общество повернулось лицом к правым популистам. И такая коллизия для Европы — существенная. Электорат хочет «равенства», а зарплаты падают в стоимостном эквиваленте. Между тем электорат не голосует за определенные партии, которые поддерживают его ценности. И это большой вопрос нашего времени: почему люди не голосуют за тех, кто отстаивает, согласно своей идеологии, их же социальные интересы, а выбирают именно тех, кто, по своей идеологии, ничего не отстаивает, а является популистом?
— И почему же так происходит?
— Меня этот вопрос тоже волнует.
— Могли ли бы вас заинтересовать современные украинские события как материал для пьесы: война на Востоке, аннексия Крыма, внутренние коррупционные споры? Ведь это просто сокровищница для скандальных политических драматургических памфлетов и трагедий. Тем более глазами человека, который смотрит немного со стороны — извне, со своих европейских позиций.
— В Украине я был два года назад. И тогда здесь было горячо. И еще в 2015-м начал писать пьесу об американских политических консультантах в Украине. Как выяснилось, эта тема снова стала актуальной из-за нынешнего скандала с Манафортом. Много американских консультантов было и у Ющенко, и у Тимошенко. И если напишу пьесу о таких политтехнологах, то будут выдуманы характеры, но будут иметься в виду определенные реальные события.
— Тема действительно интересная и, кажется, могла бы быть затребованной художниками, желающими создавать у нас политический театр. Текст уже есть?
— Текст есть. Но его надо доработать.
— Трудно обойти стороной эмоциональную тему, которая связана со статусом и местом актера в системе британского театра. Такое место у него априорное. И это всегда наблюдаешь, когда на киноэкране столицы демонстрируют лучшие постановки британских театров. Итак, среди британских актеров у вас есть свои фавориты, то есть те, для кого хотелось бы написать пьесу? Камбербэтч? Файнс? Эндрю Скотт? Хелен Миррен? Джуди Денч?
— Большинство упомянутых вами актеров идеально подходят для многих моих пьес. И Хелен Миррен в частности. Ведь мои пьесы иногда называют лингвистическими, и их очень любит Королевская шекспировская компания. А именно они умеют работать и с текстами, и с актерами. Джуди Денч, кстати, чудесно играла в одной из моих пьес, это была постановка Питера Холла.
— Символ Британии — Шекспир. Какая из его трагедий вас больше всего поражает? И, возможно, подталкивает к собственному творчеству?
— «Генрих VI». Меня когда-то поразило это сочетание — как в одном сюжете можно идеально переплести и политику, и определенные экстремальные условия, в которых существуют люди. Именно эта пьеса — одна из причин моего увлечения театром, моего профессионального выбора.

Полный текст на сайте zn.ua
URL / WWW
http://www.azerizv.az/news/a-23760.html